Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53

Помощь родственникам психически больных людей

Содержание

Что чаще всего ищут на нашем сайте

Помощь родственникам

Психические заболевания не так уж редки. Тысячи семей ежегодно сталкиваются с ними и вынуждены решать возникающие при этом проблемы.

Необходимо помнить, что не существует единого рецепта поведения. Каждая семья принимает собственное решение, зависящее от ее нравственного уровня и оценки случившегося. Поскольку то и другое весьма различно в разных семьях, то и решения принимаются разные, причем их диапазон весьма широк — от почти немедленного распада семьи до того, что уход за больным становится единственной целью и смыслом жизни всех родственников. Конечно, всегда существует наилучшее решение, но оно является наилучшим для данной конкретной семьи, оказавшейся в данной конкретной ситуации. Врач может оказаться ценным помощником, но это должен быть опытный и мудрый врач, который хорошо знает не только больного, но и его семью.

ПРОБЛЕМЫ И ИХ РЕШЕНИЯ

1. Психическое заболевание ВСЕГДА СОПРОВОЖДАЕТСЯ НАРУШЕНИЕМ ПОВЕДЕНИЯ. Старые психиатры говорили, что вместе с психическим заболеванием в дом приходит совершенно новый, другой человек — беспокойный, тревожный, или злой и подозрительный, апатичный ("ленивый") или депрессивный. Нарушения поведения шокируют близких, возникает стремление немедленно их выправить, и это, естественно, делается обычными методами — в одних случаях больного бранят и призывают к порядку, в других — тоже бранят и призывают "взять себя в руки". То и другое приводит к ссорам, всегда травмирующим и больного, и его родных, и всегда совершенно бесполезным.

НАРУШЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ — СИМПТОМЫ БОЛЕЗНИ, И БОЛЬНОЙ ТАК ЖЕ МАЛО ВИНОВАТ В НИХ, КАК БОЛЬНОЙ ГРИППОМ В ТОМ, ЧТО У НЕГО ВЫСОКАЯ ТЕМПЕРАТУРА.

Это очень трудная для родственников проблема — понять и приучить себя к тому, что неправильное поведение больного человека не есть проявление злонамеренности, дурного воспитания или характера, что эти нарушения нельзя устранить или нормализовать обычными (воспитательными или карательными) мерами, что они устранятся по мере улучшения состояния больного.

Неправильное поведение больного — естественный повод для огорчения (потому что оно указывает на плохое состояние его здоровья), но совершенно не основание для гнева или раздражения.

Нарушения поведения бывают разными — от очень грубых (при острых вспышках душевной болезни) до едва заметных (при благоприятном ее течения). Чем более тонки расстройства поведения, тем чаще приходится напоминать себе, что не стоит сердиться и "воспитывать" больного человека, когда он ведет себя не совсем так, как хотелось бы.

Вслед за этим напрашивается вопрос, а как же себя вести. Каждый конкретный случай имеет свои особенности, свою линию поведения окружающих. Помочь найти оптимальный стиль поведения должен врач, который лечит больного и хорошо ориентируется во всех особенностях течения болезни.

2. Вторая важнейшая проблема пребывания больного в семье — БОЛЬНОМУ НУЖЕН ПОСТОЯННЫЙ ВРАЧ. Это азбучная истина, и тут вроде бы нечего доказывать. Однако в понимании и реализации этой необходимости есть много трудностей, часть которых является следствием естественного желания как можно лучше помочь больному, а часть возникла в результате отрицательного отношения к психиатрии, сложившегося за годы советской власти.

Поэтому, когда в семье появляется больной, начинаются поиски хорошего специалиста. Это правильно, но тут, как и везде, полезно знать меру. Если мера утрачивается, поиски превращаются в постоянные консультации то у одного профессора, то у другого, то у экстрасенса, то у кого-нибудь еще. В результате больной человек не получает необходимого лечения, потому что "у семи нянек дитя без глазу".

Больной (кстати, не только психически больной, это относится к любому человеку, страдающему хроническим заболеванием) больше всего нуждается в постоянном враче. Безусловно, врач должен обладать достаточной квалификацией, но он совсем не обязан быть профессором. Обязательно другое — ВРАЧ ДОЛЖЕН ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДОВЕРИЕМ СВОЕГО ПАЦИЕНТА. Конечно, бывают случаи, что даже очень хороший врач при всем желании не может этого добиться, — вот это, по нашему мнению, действительно причина сменить врача.

Главное преимущество, которое получает пациент, лечащийся постоянно у одного врача, заключается в том, что врач знает все особенности течения болезни, реакции на лекарства, ситуацию на работе (если больной работает), наконец, тонкости взаимоотношений больного с другими членами семьи. Такой врач может дать действительно ценный совет по любому поводу. Всякий другой, не владеющий подобной информацией, даст совет "вообще", касающийся того, как "бывает в таких случаях". И такой совет не всегда оказывается полезным.

Следующая проблема, тесно связанная с проблемой постоянного врача, относится к степени понимания сущности происходящего. ТОЛЬКО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЙ ВРАЧ МОЖЕТ ДОСТАТОЧНО ТОЧНО ПРЕДСКАЗАТЬ, КАК БУДЕТ РАЗВИВАТЬСЯ В ДАЛЬНЕЙШЕМ БОЛЕЗНЬ У ДАННОГО БОЛЬНОГО. ВОЗМОЖНОСТЬ ТОЧНОГО ПРОГНОЗА РАЗВИТИЯ БОЛЕЗНИ ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ВАЖНЫМ АСПЕКТОМ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ВРАЧА И БОЛЬНОГО.

Огромное число людей ездит по стране в поисках "консультанта" по той причине, что считают, — если врач действительно хороший, он должен быстро излечить больного. "Свой" врач оказывается плохим только потому, что не может этого сделать. Прежде, чем оценивать с этой точки зрения врача, полезно выяснить, каков характер течения болезни в данном случае и на что можно надеяться.

Рассмотрим проблему течения болезни на примере шизофрении — заболевания, которое пользуется широкой известностью. Проявления шизофрении и особенности ее течения настолько разнообразны, что она может "служить моделью" любого психического заболевания.

Самые тяжелые случаи шизофрении имеют непрерывное прогрессирующее течение. Это означает, что течение болезни монотонно. Больному становится то лучше, то хуже, но ясных периодов обострений и почти полного восстановления здоровья нет.

Читать дальше  Система ариадна пополнение счета осужденного

Прогноз в таких случаях неважный. Ждать выздоровления трудно, и лечение направлено на другое: затормозить течение болезни, то есть воспрепятствовать разрушительной работе болезни над личностью больного; по возможности снять наиболее грубые расстройства поведения, из-за которых человека пришлось бы поместить в больницу; постараться обеспечить больному возможность работать хотя бы в специальных условиях, что важно не только с точки зрения заработка, но имеет и очень большую ценность для поддержания морального состояния больного. Стоит ждать успехов именно такого рода. То, что врач не в состоянии добиться выздоровления, — в этих случаях не его вина: уровень развития современной науки пока недостаточен, чтобы справиться с этой формой течения болезни.

Взаимоотношения в семьях с таким больным поневоле носят характер покровительства. Правильно построить такие отношения трудно, потому что необходим верный тон: больной не должен чувствовать себя униженным ни жалостью, ни враждебностью своих домашних, у него никогда не должно быть повода подозревать, что ему говорят неправду. Особого рода трудности возникают, если больной высказывает мысли болезненного происхождения, которые не соответствуют действительности. Очень часто такого больного стараются переубедить, тем более, что его высказывания бывают столь несообразными, а

больной выглядит (да и вправду является) отнюдь не глупцом.

С болезненными высказываниями больных дело обстоит точно так же, как с расстройствами поведения. Они — симптомы болезни, зависят от ее внутренних механизмов и практически никак не связаны с окружающими больного событиями. Этим они принципиально отличаются от всех других (в том числе ошибочных) идей, и поэтому всякая аргументация в дискуссиях на их тему бесполезна. Спор с больным по поводу его болезненных высказываний — большая ошибка. Приходится в каждом случае придумывать наиболее подходящую форму поведения: некоторые предпочитают прямо сказать, что данная идея имеет болезненное происхождение и поэтому не стоит спорить, другие предпочитают сказать примерно то же, но помягче. Решительно не годится только одно — поддерживать болезненные идеи.

ОСОБАЯ СИТУАЦИЯ ВОЗНИКАЕТ ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ ПОМЕСТИТЬ БОЛЬНОГО В БОЛЬНИЦУ, ДА ЕЩЕ ПОМИМО ЕГО ЖЕЛАНИЯ. Это случается редко, но все же бывает, и нужно знать, как себя вести, если поведение больного расстроено настолько, что угрожает жизни или здоровью, как самого больного, так и окружающих. Тогда приходится прибегнуть к крайней мере — недобровольной госпитализации. Для этого нужно обратиться в психоневрологический диспансер по месту жительства или вызвать скорую психиатрическую помощь. Иногда психиатрам в госпитализации больного помогают работники милиции.

При другом варианте шизофрении болезнь тоже течет непрерывно, но несравнимо благоприятнее. Все расстройства разыгрываются главным образом в области настроения и характера. Трудности во взаимоотношениях с больным в этом случае гораздо обыденнее, потому что внешне расстройства поведения больного совсем не так необычны и грубы, как в предыдущем описании. Однако оказывается, что тут бывает гораздо труднее понять, что эти расстройства, так сходные с обычными проявлениями дурного характера, есть такие же симптомы болезни, как, например, галлюцинации. От родственников больного требуются здесь весьма значительные усилия, необходимые для сохранения и нормального существования семьи.

Совершенно по-иному обстоит дело при приступообразной шизофрении. Болезнь течет в виде отдельных, ясно очерченных приступов, каждый из которых длится от нескольких недель до нескольких месяцев. Болезненные расстройства в период приступа могут быть бурными и яркими, но в ремиссиях (промежутки между приступами) они могут полностью исчезнуть. Ремиссии могут быть самой разной длительности, до десятков лет. Часто случается, что приступы прекращаются, причем это может произойти и после первого, и после десятого приступа.

В период приступа больной находится, как правило, в стационаре. После выписки возникает много проблем: это и отношения с врачом (причем от его искусства зависит многое, гораздо больше, чем в первом случае); и проблема сохранения профессиональной трудоспособности, которая часто утрачивается из-за недостатка терпения сотрудников и администрации; и совершенно особые трудности дома, в семье.

Дело в том, что когда приступ (особенно первый) заканчивается, некоторым приходится очень трудно в момент осознания, что они заболели психически. И здесь нужен весь такт, вся любовь и все милосердие близких, чтобы помочь больному справиться с этим, не дать ему войти в роль неполноценного, не такого, как все.

МИЛОСЕРДИЕ — ОСНОВА ОТНОШЕНИЙ В СЕМЬЕ, ГДЕ ЕСТЬ ДУШЕВНОБОЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕК.

Именно милосердие позволяет найти те единственные слова, которые выручают в любой критической ситуации, помогают сохранить оптимизм и веру в будущее даже тогда, когда, казалось бы, надеяться не на что.

Кстати говоря, сохранять надежду нужно не только потому, что это всегда советует врач. По данным исследований последних лет, выздоровление при психических заболеваниях бывает гораздо чаще, чем думали раньше, и даже при шизофрении это совсем не редкость. Именно в связи с этими новыми данными система пожизненного наблюдения психически больных в психоневрологическом диспансере уходит в прошлое.

Как тяжело переносить болезнь близких, описать невозможно, но те, кому приходится с этим жить, знают об этом не понаслышке.

Данная статья написана скорее для тех, кто только столкнулся с бедой и не знает, что делать и к кому обращаться и обращаться ли вообще.

К категории «семья с тяжелобольным человеком» относятся те семьи, в которых минимум один из членов страдает любым серьезным соматическим или нервно-психическим заболеванием. Сюда причисляют и зависимости (алкогольную, наркотическую).

Болезнь одного из членов семьи сопровождается эмоциональным напряжением. Потребность в дополнительном уходе, помимо физической нагрузки, вынуждает одного или нескольких членов семьи лишать себя социальной жизни, часто уход за больным лишает и личной жизни.

Такое лишение несет дополнительную нагрузку и совсем не способствует улучшению отношений между больным и другими членами. В тех ситуациях, когда больной убегает из дома, со временем дом превращается в «учреждение закрытого типа» и сопровождается дополнительным контролем.

Трудности, с которыми сталкивается семья больного, можно разделить на объективные и субъективные.

К объективным относят:

  • увеличение материальных расходов семьи;
  • ухудшение психического состояния членов семьи;
  • ухудшение физического состояния членов семьи;
  • изменения в худшую сторону распорядка семьи;
  • в зависимости от заболевания может измениться и социальный статус семьи;
  • присутствие/частое посещение дома медперсоналом.

К субъективным относят переживания и эмоциональные реакции:

  • постоянное чувство тревоги;
  • чувство беспомощности, вины, ответственности;
  • чувство страха за собственное здоровье, здоровье близких;
  • депрессия;
  • разочарование;
  • ярость, сменяющаяся бессилием, и бессилие, сменяющееся яростью.

Такие реакции семьи нормальны и естественны, важно не вытеснять их, а позволять себе по возможности адекватно к ним относиться. Это не значит, что нужно срывать злость на близких, но важно понимать, что у Вас есть на то причины.

Сама структура семьи претерпевает изменения. Взаимоотношения между ее членами меняются в зависимости от сплоченности или разрозненности в обычной жизни. Но даже в самых сплоченных семьях происходит разделение, как правило, на три подгруппы с различным уровнем вовлеченности (Terkelsen, 1987).

Первая группа или внутренний слой. В нее входит один или несколько человек которые берут на себя основную роль повседневного ухода. Чаще всего это мать, сестра или жена. Жизнь этого члена семьи полностью сосредоточена на больном. В тех случаях, когда больной лишен социального контакта, этот человек остается единственным, кто поддерживает его связи с внешним миром.

Кроме постоянной заботы о потребностях больного этот человек занимается поисками причин болезни. Он ищет специалистов в Интернете, читает специальную литературу и ищет контакты с другими семьями, у которых есть подобное заболевание и опыт во взаимодействии с больным и медперсоналом.

Часто этот человек приносит в жертву всю свою жизнь. Со временем у них формируется некая зависимость, и если после длительной болезни больной умирает, смысл жизни у опекуна теряется.

ВАЖНО! Семья должна отслеживать состояние первой группы. Желательно, чтобы группа состояла минимум из двух человек. Обязательно минимум раз в неделю полностью исключать контакт с больным.

Вторая группа — это члены семьи, которые продолжают вести активную социальную жизнь (работают, учатся, встречаются с друзьями), но, несмотря на нечастые контакты, их эмоциональная связь с больным членом семьи достаточно сильная.

ВАЖНО! Отслеживать и прорабатывать возникающее чувство вины. Для второй группы важна социальная реализация. Ухудшение состояния больного может грозить прерыванием их самореализации, и в то же время они чувствуют потребность оказания помощи. Необходимо обговорить объем и возможность оказания помощи, стараться его выполнять или предупреждать, что сегодня Вы не можете, но завтра сделаете. Это снижает тревожность и помогает сохранить отношения с первой группой.

Третья группа. В нее входят близкие и дальние родственники, знающие о проблемах, но не принимающие никакого участия в помощи. К сожалению, от третьей группы чаще всего вместо поддержки слышны обвинения в адрес родственников.

Читать дальше  Сроки оформления пенсии после подачи заявления

К. Теркельсен описывает две наиболее встречающиеся точки зрения членов семьи психически больного на причины болезни.

  • Биологическая: причины болезни кроются в независящих от пациента изменениях в его организме. В таких случаях присутствует сильный страх за детей (болезнь передается генетически) или за себя (болезнь заразна). Отсутствует чувство самобичевания.
  • Психологическая: постоянно идет поиск виноватого. Зачастую виновником случившегося становится и сам больной. Результатом подобных обвинений становится разделение членов семьи на обвиняющих и обвиняемых. Дом наполняется если не открытой, то скрытой агрессией точно.

Поведение больного. Поведение психически больного человека часто носит неадекватный характер, утрата самоконтроля сопровождается агрессивным поведением. Физические проявления болезни, появление отсутствия потребномтну гигиены, утрата координации и как следствие все в доме кувырком, трансформация взрослого человека в беспомощного ребенка и много чего другого.

Если в связи с болезнью поведение больного становится проблемным, вся семья попадает под надзор полиции, семья стесняется своего положения, и это сужает круг общения, в том числе и тех, кто может оказать посильную помощь.

ВАЖНО! Семья должна запастись терпением и понимать, что агрессивный посыл на любого из членов семьи чаще всего не касается того, на кого он направлен. Дом приходится переоснащать в соответствии с состоянием больного, например, при утрате координации заменить стеклянную посуду на пластиковую и т. д.

Длительность болезни. Психические заболевания имеют колебания клинических проявлений. Улучшение состояния сменяется ухудшением, затем вновь улучшение и так по множеству раз. Улучшение вызывает у родственников надежду на возврат к новой жизни, ухудшение приводит к очередному разочарованию и чувству безнадежности.

ВАЖНО! Научиться не быть психически зависимыми от колебаний состояния больного.

Специфика переживания семьей также обусловлена возрастом заболевшего члена семьи, наличием видимых дефектов физического развития, способностью или неспособностью контактировать с ровесниками, наличие опыта пережвания заболевания в роду, наличие внешних контактов с семьями с подобными заболеваниями.

Любое изменение в жизни человека/семьи имеет стадии переживания. У семьи с тяжелобольным членом первичной является стадия

  • шока, достаточно кратковременна, характеризуется состоянием растерянности, беспомощности, чувством собственной неполноценности, вины, страха перед будущим.

Далее следует стадия

  • отрицания, отказ от обследования больного и проведения лечения, обращение в разные центры и к разным специалистам с целью отменить «неверный» диагноз, часто обращения к нетрадиционной медицине, гадалке, шаманам и т.д.

После признания болезни следует стадия

  • печали и депрессии («хронической усталости»), когда члены семьи начинают принимать диагноз. На этой стадии у членов семьи «опускаются руки», происходит частичная или полная социальная изоляция, снижается интерес к работе, совместному досугу.

Заключительной, если ее можно так назвать, является стадия

  • зрелой адаптации — характеризуется принятием факта болезни, реальной оценкой сложившейся ситуации, построением дальнейших планов, учитывая прогнозы развития заболевания. Семья начинает руководствоваться интересами больного. Следуют инструкциям специалиста для улучшения состояния больного.

А) Психологическая помощь семье с заболевшим взрослым.

Психологическая поддержка, заключающаяся в том, что психолог Вас выслушает и поймет. Поможет Вам выявить сильные и слабые стороны. Учитывая специфику ситуации, поможет адаптировать всю семью либо человека, который будет находиться в наибольшем контакте с больным. Поможет научиться вести себя так, чтобы эмоционально не выгорать при общении с больным. Научит, как принять случившееся с наименьшей утратой социальных контактов и возможностью продолжать личную жизнь.

Если в связи с болезнью исходом является развод, чаще в ситуациях алкоголизма и наркомании, психолог окажет Вам необходимую поддержку. Возможно, совместно Вы найдете способ госпитализации, и развода можно будет избежать. Психолог научит Вас, как относиться к возникающим чувствам вины, стыда, моральному давлению со стороны окружающих и других членов семьи.

Психолог, работающий при учреждении, пояснит Вам, в чем заключается Ваша помощь именно при данном заболевании. Как себя вести в тех или иных ситуациях.

Б) Оказание психологической помощи семье с заболевшим ребенком.

Наиболее эффективна и целесообразна в работе с детьми организация комплексного подхода. Психологическая помощь наиболее эффективна при активном взаимодействии с родителями.

Психолог поможет Вам понять, как себя вести с ребенком, у которого отклонения в развитии. Подготовит и расскажет, как Вы можете корректировать и направлять своего малыша, дабы лучшим образом способствовать его нормальной социализации. Поможет Вам справиться с чувством вины, снять стресс, эмоционально стабилизироваться. Обучит, как вводить ребенка в круг сверстников, если такое допустимо, с наименьшей травмой.

Независимо от того, кто страдает заболеванием, психологическая помощь и поддержка необходима в равной мере как самому больному, так и его окружению. И отказываться от нее не стоит!

В мире около 15 % людей нуждаются в психиатрической помощи, в России — 25 %. При этом каждый пятый психиатрический больной прерывает лечение слишком рано, а каждый двенадцатый — отказывается лечиться вовсе. Отсутствие критики к состоянию своего здоровья в медицине называется анозогнозия. Больные отрицают свои проблемы и необходимость лечения, обрекая свое окружение на страдания, а себя — на еще большее ухудшение здоровья. Разбираемся, почему люди не хотят лечиться, как им помочь и что делать, если лечиться не хотите вы.

Почему лечиться не хочется, но отказ от медикаментов делает только хуже

Зачастую люди с выраженными нарушениями психики не следуют рекомендациям врача, не принимают препараты и не соблюдают рекомендованный режим. Это происходит, во-первых, из-за недооценки своего состояния: кажется, что если ничего не болит — то всё будто бы и хорошо. Во-вторых, у ряда лекарств есть побочные эффекты: сонливость, тенденция к набору веса тела и другие неприятности — это действительно мешает полноценной жизни, поэтому многие склонны отказываться от медикаментов. В-третьих, никто не хочет принимать лекарства пожизненно или продолжительное время: это не только вызывает экзистенциальную печаль, но еще и дорого и неудобно.

Кроме того, большое значение играет стигматизация психических расстройств в России: люди обращаются за психиатрической помощью только в самых крайних случаях, поэтому огромное количество больных остается без обследования и лечения.

Больше 11 % нуждающихся в психиатрической помощи людей в течение первых двух лет заболевания не получают ее, потому что безуспешно «лечатся» у других специалистов.

При психических заболеваниях анозогнозия приводит к плачевным последствиям в первую очередь для самого страдающего: ухудшению состояния здоровья, несвоевременности лечения и осложнениям. При этом тяжелое состояние очень медленно и трудно корректируется, а каждый срыв приводит к снижению адаптации и к ухудшению качества жизни, а родственникам зачастую приходится «расхлебывать» непростые ситуации: взятые в состоянии обострения кредиты, тяжелые конфликты с окружающими.

Самое опасное следствие отказа от лечения — суицид. Страдающий человек поглощен болезненными переживаниями и без помощи медикаментов нередко приходит к самоповреждению или попытке самоубийства.

Самая большая проблема в том, что больной человек может отгораживаться от мира, уходить в самоизоляцию и недооценивать свое состояние: ему может казаться, что он сильный и справится сам — но болезнь нередко оказывается сильнее.

В каком положении оказываются родственники больного

Непросто приходится и родственникам. Есть два типичных полюса переживаний, на которых оказываются его близкие.

Один полюс — это вина за поведение больного, стыд за то, что происходит в семье, и — как следствие этой вины — полное подстраивание под болезнь. Именно в этом причина гиперопеки, особенно характерной для семей алкоголиков и наркоманов.

Другой полюс — это, наоборот, отстранение. Люди выбирают игнорировать проблему не потому, что они жестокие, а из-за непонимания, растерянности и страха. В обоих случаях родственники часто стараются скрывать факт наличия в семье заболевания и боятся, что кто-то об этом прознает.

Из-за этого вся семья может постепенно оказаться в социальной изоляции, которая также может быть следствием стигматизации — негативного отношения общества к психически больным.

У людей отсутствуют четкие представления о том, что конкретно нужно предпринять, если тяжело больной человек отказывается лечиться. Многие в бессилии обращаются на форумы, медицинские сайты: «помогите, моя мама злоупотребляет алкоголем и не хочет идти к врачу…», «как быть в ситуации, когда дочь страдает шизофренией и не хочет принимать препараты, назначенные врачом…», «с ней трудно жить, но к врачу идти она не хочет….»

Эти вопросы могут ставить в тупик, ведь нельзя же взять уже взрослого человека за руку и отвести к врачу насильно, если он этого не хочет.

Что закон говорит о принудительной госпитализации

«Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, без его согласия либо без согласия одного из родителей или иного законного представителя до постановления судьи, если его психиатрическое обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

Читать дальше  Незаконная установка шлагбаума ответственность

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи».

— Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 № 3185-1 ст 29 (ред. от 19.07.2018), статья 29: «Jснования для госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке»

Только в указанных случаях можно госпитализировать человека принудительно: по решению суда или прокуратуры. В других ситуациях госпитализация проводится только с согласия человека, по рекомендации врача.

Принудительная госпитализация — всегда не лучший вариант. Любое насилие сопровождается психической травматизацией.

В итоге больной потеряет доверие к родственникам, их отношения приобретут враждебный характер, что никак не поможет страдающему, а только усугубит его состояние.

Как вести себя с человеком, страдающим от психического расстройства

По словам главного внештатного специалиста-психиатра Департамента здравоохранения города Москвы и главврача Психиатрической клинической больницы № 1 Г. П. Костюка, с больными, которые не поддаются на уговоры, «главное — не спорить, но и не соглашаться…»

Ни в коем случае родственникам не следует угрожать человеку, шантажировать, критиковать, запугивать. Важно сохранять спокойствие и доброту по отношению к страдающему, набраться терпения.

Больной может быть переменчив: то нуждаться в другом человеке, в его любви и теплоте, то быть замкнутым, отталкивать и требовать, чтобы его не беспокоили. Не стоит обижаться на больного человека. Ведь мы же не обижаемся на людей, которые не могут говорить в силу их заболевания.

Если у больного есть бредовые фантазии, то рекомендуется спокойно их выслушать и не показывать, что вы расстроены или огорчены, встревожены чем-то, можно даже и подыграть в такой ситуации.

Чтобы родственники психически больных могли чувствовать себя более уверенно, им необходима информация о болезни близкого, методах лечения, формах помощи непосредственно в сообществе людей с аналогичной проблемой. Эти сведения они могут получить на специальных курсах психообразования, которые регулярно проводятся в ПНД.

Какое отношение к происходящему стоит выработать

Родственникам больного следует осознавать, что, если психическое заболевание лечить, своевременно обращаться за помощью к специалистам, не стесняться говорить об этом с людьми, которых постигла похожая участь и комплексно подходить к вопросам лечения и реабилитации, то можно добиться хороших результатов.

Важно понимать, что острое состояние — не навсегда, его можно пережить, перетерпеть, лечить. Главное — верить в лучшее и искать помощи.

Естественно, негативных впечатлений и пугающих эмоций не избежать. Всё дело в том, что помощь в такой ситуации требуется не только больному, но и его окружению. Используйте релаксацию, прослушивайте спокойную любимую музыки, урвите возможность погулять в одиночестве, медитируйте.

О своей тревоге тоже важно говорить с врачом и согласиться на поддерживающую терапию: обстановка в семье, где проживает больной человек, может быть психотравмирующей для других ее членов.

Очень помогает относиться к тому, что случилось с близким, как к испытанию или уроку, который научит быть терпимее, научиться проявлять заботу, быть сильным, мудрым и смелым. Да, болезнь может вызывать стыд, страх или боль — но осознание, что вместе можно с этим справиться, дает надежду на благополучие и улучшает психологическую обстановку в семье.

Обязательно нужно дать всем время, особенно после острой фазы заболевания. Не дожидайтесь с нетерпением «быстрого скачка вперед», а содействуйте малым шагам вашего близкого с психическим расстройством — и радуйтесь им.

Как помочь человеку с психическим расстройством принять необходимость лечения

Если человек упрямо не идет на контакт и не хочет лечиться, можно поискать информацию о частных клиниках, вместе с врачом обсудить ситуацию и придумать грамотный выход.

Огорошивать человека тем, что ему нужно срочно лечь в больницу, не стоит. Если человек дееспособен, то отчасти он понимает, что с ним происходит что-то неладное, но, возможно, боится попадать в психиатрическую больницу, насмотревшись страшных фильмов или наслушавшись рассказов. Да и сама по себе тема психиатрии очень стигматизирована в России, что снижает доверие больных к психиатрам.

Врача можно вызвать на дом или представить больному как психолога или психотерапевта, который «просто поговорит», — это будет восприниматься страдающим не так болезненно.

Врач-психиатр поможет убедить человека начать принимать лекарства.

Если душевнобольной никак не соглашается на госпитализацию, а она ему действительно необходима, то можно пойти на хитрость и сказать, что в больницу нужно лечь на обследование, чтобы доказать, что он (она) абсолютно здоров и диагноз врача неверный. Или объяснить, что необходимо сдать анализы для отмены диагноза, а сделать это можно только в больнице.

Современная психиатрия потихоньку переходит на амбулаторную форму на «западный манер», когда не требуется госпитализация.

Лечение происходит дома, а не в стационаре, что способствует адаптации людей с психическими расстройствами и не стигматизирует их. Это в итоге позитивно влияет на быстрое восстановление и социализацию.

Чего нельзя говорить больному

По словам врача-психотерапевта Михаила Бурдина, при разговоре с больным нельзя употреблять фразы-прогнозы, предсказания:

«Тебя уволят с работы!»

«Ты посадишь печень!»

«Дети не будут тебя уважать!»

«Ты закончишь как твой отец!»

«Ты нас в гроб загонишь!»

Всё это прогнозы. Они могут быть сколько угодно справедливыми, однако эти слова не будут иметь никакой пользы: больной сразу начнет защищаться. Нужно уметь отделять реальные события от своих обобщений.

Что можно говорить больному

Люди с самыми различными психическими расстройствами (алкоголизм, шизофрения, депрессия) могут быть очень чувствительны к поведению окружающих.

Поведение близких таких людей должно быть основано на заботе и желании помочь. Не для всех подходят стандартные фразы: «успокойся…», «всё будет тип-топ..», «возьми себя в руки…» — они вообще зачастую не работают.

Психически больной живет в своем мире, и здесь нужна чуткость родственников к его состоянию. Можно осторожно поинтересоваться: «Как ты себя чувствуешь?» Стараться задавать открытые вопросы в ненавязчивой форме: «Расскажи… Что ты ел (ела) на завтрак? О чем думаешь?» Важно стимулировать больного рассказывать, развернуто отвечать — это поможет лучше его понять. Если он не хочет разговаривать, то заставлять нет смысла, лучше попробовать немного позже опять возобновить разговор.

Ваша собственная открытость, рассказ о себе поможет раскрыться и больному человеку.

Старайтесь сохранять спокойствие и доброжелательность.

Что, если родственники ошибаются

К сожалению, родственники не всегда понимают странности близкого человека и могут напрасно паниковать. Паника — часто проецирование на другого своих трудностей или проблем (тревога, злость, агрессия). Такой человек может не принимать наличие проблем у себя, отрицать их, подавлять и сваливать на другого.

Ситуации необоснованной тревоги в семье бывают достаточно разнообразные.

Молодому человеку родители могут заявлять, что что он псих и они хотят сдать его в психиатрическую больницу. Тогда как он просто художник, которому не повезло родиться в провинции, где не понимают его странностей, его картин, замкнутости или чудаковатого поведения. Защищает ли его закон в такой ситуации?

Да, закон о психиатрической помощи его защищает: он имеет право отказаться от лечения — в таком случае оснований для принудительной госпитализации нет, и никто его никуда не заберет.

Как самому проверить, всё ли в порядке

Если вы отказываетесь от еды, плохо спите, видите во сне кошмары, чувствуете разбитость, замечаете странные вещи, мысли быстро текут в голове или, наоборот, ощущается вялость, медлительность; не можете ходить на работу или учебу, чувствуете душевную боль и безнадежность, слышите в голове какой-то голос; если люди кажутся вам преследующими и враждебными, если вы подозреваете, что вас хотят отравить, чувствуете сильную тревогу, и всё это мешает вашей нормальной полноценной жизни — то и правда пора к доктору.

Если же вы вполне довольны своей жизнью и только конфликты в семье и на работе ее портят, то можно попробовать обратиться к психологу для решения трудностей в межличностных отношениях — расстройства у вас, скорее всего, никакого нет.

По причине бурного развития фармакологии в психиатрии нам часто кого-то хочется отправить к психиатру, но для этого есть только очень ограниченные условия. В психиатрическую больницу или в частную психиатрическую клинику нужно обращаться только по необходимости.

Всем: от ревнивцев до меланхоликов и от творческих личностей до обыкновенных мудаков — вариант обращения к врачу-психиатру не подходит!

Возможно, кому-то и нужна коррекция поведения, но для этого достаточно психолога или психотерапевта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector