Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела

Отказ в возбуждении уголовного дела является одним из вполне правомерных решений, принимаемых в результате рассмотрения сообщения о преступлении, при одном непременном условии — если данное решение отвечает требованиям законности. В соответствии с ч. 4 ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) законность предполагает не только неукоснительное исполнение руководителем следственного органа, следователем, органом дознания или дознавателем норм уголовно-процессуального и уголовного закона, но и обоснованность решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Законный отказ в возбуждении уголовного дела является гарантией прав и свобод человека и гражданина, ограждает его от не вызываемого реальной необходимостью процессуального принуждения, неправомерного привлечения к уголовной ответственности в случае возбуждения уголовного дела без надлежащих оснований. Незаконное, необоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, наоборот, создает угрозу для осуществления прав и законных интересов личности, прежде всего лица, которому причинен вред совершенным в отношении его преступлением, тогда как первоочередное назначение уголовного судопроизводства — защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Подобное решение лишает потерпевшего от преступления защиты и помощи государства, более того, порождает в обществе устойчивое недоверие к правоохранительным органам.

Следует подчеркнуть, что ошибка, допущенная при принятии решения о возбуждении уголовного дела, может быть исправлена на последующих стадиях уголовного судопроизводства, чего нельзя сказать об ошибке, допущенной при принятии решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому законность и обоснованность постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела требуют особого внимания прокуроров, являющихся в уголовном судопроизводстве полномочными представителями прокуратуры как государственного органа, обеспечивающего законность средствами прокурорского надзора.

Изучение материалов процессуальных проверок, по которым приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела, свидетельствует о том, что зачастую такие решения в дальнейшем отменяются прокурорами.

Наиболее распространенными нарушениями прав граждан в стадии возбуждения уголовного дела являются принятие незаконного решения об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии очевидных признаков преступления, фальсификация материалов проверок.

Уполномоченные лица при проведении проверок сообщений о преступлениях нередко не выясняют обстоятельства произошедшего, фальсифицируют объяснения потерпевших и свидетелей, тем самым умышленно искажают истинную картину происшествий с целью завышения показателей работы.

Так, в ходе проведенной прокуратурой Кировского района Санкт-Петербурга

проверки установлено, что 25 июля 2012 г. в 31 отдел полиции УМВД России по Кировскому району Санкт-Петербурга обратился С. с заявлением о хищении его автомобиля.

Оперуполномоченным уголовного розыска 31 отдела полиции УМВД России по Кировскому району Н. 1 августа 2012 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с тем что от С. получено дополнительное заявление, в котором он просит проверку по материалу не проводить, так как произошло недоразумение и в полицию он обратился ошибочно.

Опрошенный в прокуратуре Кировского района С. пояснил, что 24 июля 2012 г. около 21 ч 30 мин обнаружил отсутствие у своего дома автомобиля ВАЗ-21099. По данному факту 25 июля 2012 г. им было написано заявление в 31 отдел полиции УМВД района. В этот же день оперативными сотрудниками произведен осмотр места происшествия. В ночь с 25 на 26 июля 2012 г. у магазина «Полушка», расположенного на ул. Автовской, заявителем был обнаружен автомобиль, который имел различные повреждения, в салоне автомашины отсутствовала автомагнитола «Кенвуд» стоимостью 2 тыс. р. Он связался с оперативным сотрудником 31 отдела полиции и сообщил, что обнаружил автомобиль, после чего приехал в отдел полиции, где по совету оперативного сотрудника в объяснении указал, что забыл, куда припарковал автомобиль. Также по совету сотрудника полиции им написано заявление о прекращении проверки. Затем оперативный сотрудник отвез его к месту стоянки автомашины. Причиненный ущерб составил около 50 тыс. р. и для заявителя являлся значительным.

Прокуратурой района 29 ноября 2012 г. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, материал направлен в УМВД района для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 158, 166 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ).

Кроме того, прокуратурой района установлено, что не позднее 25 июля 2012 г. Э., являясь должностным лицом — оперуполномоченным уголовного розыска УМВД России по Кировскому району Санкт-Петербурга, действуя умышленно, из иной личной заинтересованности, выразившейся в стремлении создать видимость успешной работы при отсутствии таковой, незаконным путем улучшить основные показатели служебной деятельности сотрудника полиции, без наличия достаточных к тому оснований, фактически не производя осмотр вышеуказанного автотранспортного средства, составил подложный протокол осмотра места происшествия, датированный 25 июля 2012 г., являющийся официальным документом, который в силу требований ст.ст. 74, 176 УПК РФ может быть признан доказательством по уголовному делу. В протоколе указаны заведомо ложные сведения о проведении 25 июля 2012 г. осмотра якобы не имевшего повреждений автотранспортного средства у д. 22 по ул. Примакова в Санкт-Петербурге, в осмотре принимали участие С., а также понятые И. (по решению мирового судьи судебного участка № 72 Санкт-Петербурга от 18 июля 2012 г. фактически находившийся в месте содержания под стражей) и К. В продолжение своего преступного умысла Э. приобщил указанный подложный протокол осмотра места происшествия к материалу проверки, по которому оперуполномоченным уголовного розыска 31 отдела полиции УМВД района Н. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

По данному факту в отношении Э. 30 ноября 2012 г. возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 292 УК РФ.

По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, за 2012 год увеличилось (+11%) число отмененных прокурорами постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, распространены случаи неоднократного вынесения данных постановлений при наличии признаков преступления либо по неполно проверенным данным. В охваченных в 2012 году проверкой Генеральной прокуратуры 30 регионах 170 тыс. таких решений отменялись прокурорами два и более раза и почти 2,3 тыс. из них — свыше 10 раз. Например, в Ставропольском крае прокурор вынужден был пять раз отменять незаконные постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по факту безвестного исчезновения человека,

пока не добился возбуждения уголовного дела об убийстве(1).

Приведенные статистические данные наглядно показывают, что прокуратуре удается предотвратить принятие большого количества незаконных и необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, обеспечивая соблюдение прав и свобод граждан.

Отказ в возбуждении уголовного дела, являясь одним из итоговых процессуальных решений в стадии возбуждения уголовного дела, представляет собой окончательное решение, завершающее уголовное судопроизводство. Процессуальной формой принимаемого уполномоченным государством органом дознания, дознавателем, руководителем следственного органа, следователем решения об отказе в возбуждении уголовного дела является постановление, в котором формулируется отрицательный вывод о возможности возбуждения уголовного дела в связи с наличием оснований, предусмотренных УПК РФ.

Несмотря на свою огромную процессуальную значимость, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела нередко имеют неполное, одностороннее изложение сведений, в них зачастую описаны обстоятельства, не несущие существенной информации о событии. Поэтому постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть объектом пристального внимания прокурора как с формальной, так и с содержательной стороны.

Так, описательная часть постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должна свидетельствовать о том, что в распоряжении вынесшего его лица имелась необходимая и достаточная информация, на основании которой установлены обстоятельства, позволяющие принять данное решение. Эта часть постановления должна содержать фактическое и юридическое обоснование вывода, излагаемого в резолютивной части. Убеждение лица, принимающего решение, в том, что для отказа в возбуждении уголовного дела основания установлены, должно служить мотивом, побуждающим его действовать так, как предписывает закон. В этом заключается нормативное требование обоснованности процессуального решения, мотивированности суждений и выводов об установленных фактах и правовых основаниях отказа от возбуждения уголовного дела.

Мотивированность постановления означает, что вывод о наличии оснований для отказа в возбуждении уголовного дела вытекает из анализа установленных обстоятельств, подтвержденных конкретными данными и аргументами. Требование мотивированности постановления служит гарантией недопущения формального подхода к принятию решения, повышает ответственность вынесшего данное постановление уполномоченного лица. Поэтому обязанность мотивировать решения выступает важной гарантией от произвола(2).

Следует подчеркнуть, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела часто не может быть принято без проведения предварительной проверки информации, содержащейся в первичных материалах. Если решение о возбуждение уголовного дела может быть принято на основании оценки первичной информации как вероятной и не требовать в некоторых случаях дополнительной проверки, то отказ в возбуждении уголовного дела должен быть основан на достоверном знании, которое иногда невозможно получить исключительно путем анализа информации, содержащейся в сообщении о преступлении. Речь в данном случае не идет об очевидных основаниях отказа в возбуждении уголовного дела, например смерть «заподозренного». Если в сообщении, заявлении о преступлении не усматриваются ни основания для возбуждения уголовного дела, ни основания для отказа в этом, необходимо проведение проверки данной информации. Поэтому постановление

об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное в таких случаях уполномоченным лицом без проведения проверки сообщения о преступлении, не может быть обоснованным, а значит, и законным.

Положения ст. 148 УПК РФ, регламентирующей отказ в возбуждении уголовного дела и прокурорский надзор за его законностью, неоднократно подвергались изменениям, которые неоднозначно оцениваются юридическим сообществом. Безусловно, позитивным для обеспечения законности является внесение Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ изменений и дополнений в ч. 6 указанной статьи УПК РФ, которыми прокурору возвращены полномочия по отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного органами предварительного следствия. Как отметил С. П. Зайцев, расширение полномочий прокуратуры способно кардинально повлиять на обеспечение законности отказа в возбуждении уголовного дела. Увеличение числа выявленных в 2011 году преступлений, укрытых в предшествующем периоде, и возбужденных по ним уголовных дел можно объяснить как раз принятием в 2010 году законодательных поправок, предоставляющих прокурорам право самостоятельно принимать решения об отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. До принятия указанных поправок в УПК РФ требования прокурора зачастую просто игнорировались следственными органами. В 2010 году руководители Следственного комитета России отклонили 80% требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства. Нередко, для того чтобы добиться восстановления нарушенных прав граждан, прокуроры вынуждены были ставить вопрос о внесении актов реагирования перед вышестоящими руководителями, что затягивало процедуру устранения нарушений(1).

Читать дальше  Несоответствие техническому заданию по 44 фз

Еще одной новеллой уголовно-процессуального закона, введенной Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ, явилось наделение прокурора полномочием «истребовать и проверять законность и обоснованность» решений следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 51 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Однако она способна более вызывать недоумение (по форме изложения), чем оказывать реальное содействие в обеспечении прокурором законности.

Так, представляется очевидным, что «истребовать законность» невозможно. Можно предъявлять требование соблюдения законности и проверять его исполнение путем истребования и проверки необходимых для этого документов. Юридические определения должны быть безукоризненными с точки зрения их содержания, строгости, четкости, ясности стиля и языка(2). Анализ содержания данной новеллы побуждает согласиться с мнением, что, в отличие от действующих российских законов, «советские тексты законов можно сейчас ругать по существу, но по форме они написаны прекрасно — четко, ясно и понятно.»(3)

Кроме этого, неясно, зачем прокурору дополнительно истребовать решение об отказе в возбуждении уголовного дела, если в силу ч. 4 ст. 148 УПК РФ он и так получает копию соответствующего постановления в течение 24 часов с момента его вынесения. Гораздо правильнее предоставить прокурору право истребовать материалы проверки сообщения о преступлении вместе с копией решения об отказе в возбуждении уголовного дела для проверки его законности и обоснованности. Еще лучше, если бы прокурор имел возможность одновременно получать и копию решения, и материалы, послужившие основанием для отказа в возбуждении уголовного дела. В связи с этим заслуживает внимания предложение А. В. Петрова изменить ч. 4 ст. 148 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «4. Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю,

а также прокурору вместе с материалами проверки сообщения о преступлении»(1).

Несмотря на то что в настоящее время прокурору возвращены полномочия по отмене незаконных или необоснованных постановлений следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, в редакции ч. 6 ст. 148 УПК РФ законодатель сохранил различие в механизме отмены прокурором этого постановления в зависимости от того, кем оно вынесено. Как справедливо отмечает А. В. Петров, неясно, чем руководствовался законодатель, устанавливая для прокурора различные сроки отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, учитывая, что дознаватель, орган дознания, следователь и руководитель следственного органа являются субъектами предварительного расследования. По большому счету, их разделяют лишь категория расследуемых дел, сроки предварительного расследования и ведомственная принадлежность. При этом логичным следствием анализа ч. 6 ст. 148 УПК РФ является возникновение у юристов следующих вопросов: при отмене постановления органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела требование излагать конкретные обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке, для прокурора необязательно? и постановление об отмене вместе с материалами проверки незамедлительно направлять начальнику органа дознания также необязательно?(2)

Кроме того, как справедливо отмечается, возвращение полномочий по отмене необоснованных постановлений следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела в какой-то степени избавило прокурора от необходимости «просить» не нарушать уголовный закон. Но в то же время доводы прокурора о конкретных обстоятельствах, подлежащих дополнительной проверке, изложенные в постановлении прокурора, не являются обязательными для следователя. Поэтому без восстановления прав прокурора на дачу письменных указаний следователю, обязательных для исполнения по материалу доследственной проверки, говорить о возможности прокурора обеспечить оперативную защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, не приходится(3).

Далее, говоря о проблемности осуществления прокурорского надзора в современных условиях, нельзя обойти вниманием то обстоятельство, что законодатель, излишне увлекаясь дифференциацией правового регулирования взаимоотношений прокурора, с одной стороны, с органами дознания, с другой — с органами предварительного следствия, без видимой необходимости по-разному формулирует полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела. Так, в ч. 6 ст. 148 УПК РФ, регулирующей механизм реагирования прокурора в случае признания постановлений органов дознания и органов предварительного следствия об отказе в возбуждении уголовного дела незаконными и необоснованными, содержится полномочие прокурора на дачу указаний начальнику органа дознания и установление сроков их исполнения. По отношению же к руководителю следственного органа, следователю дача прокурором таких указаний также содержится в данной норме, но сформулирована законодателем иначе — «изложение прокурором конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке». Принципиального различия в смысловом значении этих формулировок нет, поскольку каждая из них предполагает полномочие прокурора давать указания по содержанию дополнительной проверки в случае отмены прокурором постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В то же время использование законодателем различных формулировок для регулирования одинаковых, по сути, правовых отношений затрудняет однозначное восприятие и толкование правовых норм правоприменителем. Желательно подобного рода

«изыски» правотворчества из уголовно-процессуального законодательства устранить.

Вместе с тем следует иметь в виду, что указания прокурора не должны содержать законченный «алгоритм» проверки, так как, во-первых, любая «схема» не может охватить многообразия конкретных ситуаций, во-вторых, это неизбежно порождает иждивенческие настроения лица, проводящего проверку, сковывает его инициативу и самостоятельность, а в-третьих, лишает впоследствии прокурора возможности объективно и беспристрастно оценить законность и обоснованность принятого решения(1).

Для повышения эффективности прокурорского надзора представляется необходимым наделение прокурора правом на самостоятельное возбуждение уголовного дела после отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного органами дознания и предварительного следствия, и дачу письменных указаний, обязательных для исполнения. Таким образом, если прокурор при ознакомлении с копией постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и при изучении материалов предварительной проверки усматривает в деянии признаки преступления, он должен возбудить уголовное дело и направить его по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ. В случае проведения неполной проверки сообщения о преступлении и неустановления органами предварительного расследования существенных обстоятельств совершенного деяния прокурор отменяет незаконное или необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направляет материалы для производства дополнительной проверки с письменными указаниями, которые должны быть обязательными для исполнения.

Защита прав пострадавших от преступлений, восстановление нарушенной безопасности общества, попранных интересов государства — эти крайне ответственные задачи, возложенные на прокурора законом, не позволяют ему играть пассивную роль и в определенных ситуациях побуждают его внятно и четко обозначать свою правовую позицию, ориентируя соответствующим образом другие правоприменительные органы на конкретные действия. В частности, ежегодно благодаря усилиям прокуроров удается выявить тысячи укрытых преступлений, за которыми — судьбы конкретных граждан, пострадавших от противоправных посягательств. Если бы не наступательная позиция прокуроров, требовавших в рамках надзорных полномочий привлечения к уголовной ответственности правонарушителей, необоснованно освобожденных от таковой органами следствия и дознания, думается, что вера граждан в правосудие и справедливость сегодня была бы значительно меньше(2).

Несмотря на то что прокурорам были возвращены некоторые из утраченных в 2007 году полномочий, по мнению юристов, это пока мало что меняет в ослабленном сегодня надзорном механизме, практически лишенном возможности пресекать развивающийся процессуальный произвол и своеволие следствия. В сфере уголовного судопроизводства, где на основании закона допускается применение наиболее существенных ограничений прав и свобод граждан, прокурорский надзор должен быть реальным, а не декларативным инструментом утверждения законности(3). Поэтому наделение прокурора рассмотренными выше дополнительными полномочиями для надлежащего обеспечения законности отказа в возбуждении уголовного дела вызывается объективной необходимостью, реально существующими потребностями личности и общества.

Незаконные отказы в возбуждении уголовного дела являются грубыми нарушениями прав граждан.

Именно поэтому совместный Приказ Генерального прокурора и Министра внутренних дел Российской Федерации № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16 мая 2005 г., Приказ Генпрокуратуры РФ № 18, МВД РФ № 350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16.05.2005 // Законность. – 2005. – № 8. чрезвычайный по своей сути, без преувеличения произвел революцию в надзоре за рассмотрением сообщений о преступлениях, а эффект значительно вышел за рамки установленной им новеллы.

Процедура утверждения прокурорами решений об отказе в возбуждении уголовного дела органично вписалась в уголовно-процессуальную деятельность. В этом смысле характерно, что не только граждане, но и некоторые адвокаты в своих жалобах отсутствие подписи прокурора на «старых» решениях об отказе в возбуждении уголовного дела стали воспринимать как «нарушение требований УПК».

Тем не менее, юридическое значение акта утверждения прокурором такого постановления остается не вполне ясным: решение лица, проводившего проверку, к этому времени уже действует в полной мере. В частности, перестали течь сроки, отведенные законом для проверки, уведомлен заявитель, а преступление (если оно имело место) перешло в разряд укрытых. Но и следователь (дознаватель), и начальник органа внутренних дел теперь, хоть и несут персональную ответственность за свои решения, подразумевают некоторую их неокончательность: есть еще прокурор, который может не согласиться с их оценкой собранных материалов.

Читать дальше  Ситилинк возврат товара надлежащего качества

В первое время исполнения Приказа доходило до того, что милицейский начальник, испытывая сомнения, утверждал постановления «на карандаш» и отправлял исполнителя в прокуратуру, чтобы решение утвердил прокурор, а после этого свою резолюцию обводил чернилами. Это, конечно, быстро и без усилий исправленный курьез, но он отчетливо характеризует растерянность некоторых руководителей органов внутренних дел. Принципиальное же значение этот вопрос приобретает при расследовании преступлений должностных лиц, укрывших преступления от учета, когда на первое место выходит доказывание субъективной стороны деяния.

Однако гораздо более глубокие изменения коснулись не теории уголовного процесса и даже не спроса с сотрудников милиции и прокуроров, а самой методологии подходов к распутыванию гордиева узла правоохранительной работы – полноты учета преступлений. Обеспечить исполнение Приказа № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16 мая 2005 г. старыми средствами оказалось невозможно.

Сейчас уже уверенно можно говорить, что реализация новых полномочий прокурора способствует укреплению законности, а укрытие преступлений сотрудниками милиции перестало существовать как массовое явление.

Наиболее очевидно это отразилось на динамике преступности. В предыдущие годы организации надзора за рассмотрением сообщений о преступлениях уделялось особое внимание, что сказывалось на постоянном росте числа регистрируемых преступлений, в основном – небольшой и средней тяжести.

Основной рост показывают преступления небольшой и средней тяжести – кражи, мошенничества и грабежи без квалифицирующих признаков, при этом наименее латентные из них – квартирные – остались на прежнем уровне. Вдвое больше выявлено преступлений «двойной превенции» и в сфере незаконного оборота наркотиков.

Барометром, чутко реагирующим на реальное состояние законности в данной сфере, часто оказывается количество и характер жалоб на незаконный отказ в возбуждении уголовного дела, отказ в регистрации или в принятии заявления о преступлении. Анализ поступивших в органы прокуратуры подобных обращений граждан показал, что во многих крупных районах снижение составило от 20 до 50%, а в некоторых районах жалоб нет по два месяца и более. Чухонцев С. Практика надзора за рассмотрением сообщений о преступлениях // Законность. – 2006. – № 3. – С. 45. При этом число преступлений, поставленных на учет прокурором, из месяца в месяц сокращается до уровня единичных фактов.

Основной причиной изменения ситуации, естественно, стало не само по себе изменение порядка утверждения решений органа дознания. Ведь закон предусматривал такое же направление постановлений прокурору в суточный срок, те же полномочия отменить решения, а ведомственные нормативные акты – обязанность проверять законность постановлений органа дознания. Гораздо важнее оказались меры, которыми прокурор обеспечивает соблюдение законности на всех стадиях рассмотрения сообщений о преступлениях до момента, когда он будет обязан дать оценку принятому решению. Именно в этом и реализуется механизм персональной ответственности за принятые решения.

Для решения задач, поставленных Генеральным прокурором России, потребовалось внести значительные коррективы в организацию работы. Постоянное отслеживание ситуации во всех городах и районах страны стало возможным благодаря ежемесячному мониторингу. Практически все статистические сведения, имеющие значение для работников прокуратуры, помещаются в ежемесячный бюллетень и доступны всем прокурорским работникам в обобщенном виде с разбивкой по районам. Сведения, полученные в ходе мониторинга, становятся поводом для заслушивания отчетов прокуроров и дачи им поручений, ориентиром при планировании выездов в районы.

Основным средством прокурорского надзора в данной сфере стали ежедневные проверки во всех органах внутренних дел поступивших за сутки сообщений о преступлениях. На практике это означает, что прокурорский работник начинает рабочий день в милиции и принимает отчет дежурной смены наряду с начальником ОВД, находится в гуще событий и на месте дает указания – о возбуждении уголовных дел при явных признаках преступления либо о скорейшем сборе дополнительных сведений, необходимых для принятия такого решения. Одновременно проверяется документация, где можно выявить сведения об укрытых преступлениях, в объеме, который ранее рекомендовалось проверять в ходе ежемесячных комплексных проверок.

Такая система работы должна в принципе исключать проволочки в возбуждении дел, с поправкой на сложность проверки или недостаток профессионализма прокурора.

Значительного внимания требуют материалы, по которым нельзя принять решение немедленно. Для этих случаев предусмотрен следующий этап прокурорского надзора за рассмотрением сообщений о преступлениях – изучение материалов в процессе проверки. Целесообразно оказалось такую промежуточную проверку проводить в среднем через неделю после регистрации сообщения, т.е. уже после изучения соответствующим начальником при продлении срока проверки, но имея в запасе время для дачи и исполнения указаний.

Наиболее удобным способом их учета и контроля исполнения стало заведение карточки указаний в каждом материале: становится заметной рука, как руководителей органа милиции, так и прокурора, да и движение самого материала предстает в наглядной форме. Как правило, такая проверка проводится прямо в милиции (обычно после разбора суточных материалов), иначе само движение материалов в прокуратуру и обратно создает проблему. Чтобы материалы не «терялись», ведется их учет по КУСП органа внутренних дел. Докладывают не исполнители, а начальники структурных подразделений, что и дисциплинирует, и не отрывает людей от работы.

В подавляющем большинстве случаев на этом этапе судьба материала уже окончательно определяется, и на стадии утверждения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурор видит материал уже в третий раз, поэтому принятые решения практически не отменяются.

Отдельный вопрос – своевременность представления в прокуратуру «отказных» материалов. При существующем уровне организации работы за 24 часа руководители ОВД далеко не все материалы успевают проверить с должным вниманием. Некоторые, оказавшись неготовыми работать в изменившихся условиях, предпочитают лучше нарушить срок, чем утвердить непроверенные решения и представить их прокурору: каждый знает, что может последовать строгое взыскание.

Нарушение Приказа в части соблюдения сроков представления материалов постоянно фигурирует в представлениях прокуроров. Во многом это сняло остроту ситуации, подобные недостатки перестали носить массовый характер.

В свою очередь, прокурорам не всегда удается утвердить решение об отказе в возбуждении уголовного дела в 24-часовой срок. Так, нередко возникает необходимость побеседовать с лицами, фигурирующими в материале, что не всегда возможно сделать за сутки. Порой требуется провести другие проверочные действия. Однако свести эти нарушения к минимуму помогло изучение материалов в ходе проверки: свои сомнения прокуроры устраняют в основном еще до принятия решения.

Кроме того, на выявление незарегистрированных преступлений ориентированы и те прокурорские работники, в обязанности которых не входит надзор за рассмотрением сообщений о преступлениях. Они выявляют преступления в сфере трудовых отношений и занятости населения, предпринимательской деятельности и миграции, посягательства на личную и половую неприкосновенность несовершеннолетних и здоровье населения и др.

Оценить эффективность работы прокуроров позволяет динамика числа зарегистрированных сообщений о преступлениях: в 2005 г. их поступило на 15 тыс. больше, чем в 2004 г. Чухонцев С. Практика надзора за рассмотрением сообщений о преступлениях // Законность. – 2006. – № 3. – С. 47.

Преемственность надзора из-за временного отсутствия работников, кадровых изменений обеспечивается методикой проверок, рекомендованной районным прокурорам. Она основана на выработке четкой системы, алгоритма работы и соответствующей ему формы отчетности, что позволяет контролировать качество и полноту проводимых новым работником мероприятий. Поэтому не возникает сложностей в адаптации, в первый же день исполнения обязанностей по надзору за рассмотрением сообщений о преступлениях работник наглядно представляет, как организована эта деятельность, а ее отдельные направления не остаются в тени. Прокурору района это позволяет в любой момент проверить и поправить работу сотрудника.

Такой подход позволяет и аппарату оценивать деятельность прокуратур районного звена за любой период времени, оперативно и без ущерба для нормальной работы получать и использовать в работе «нестандартные» статистические сведения (например, о количестве опрошенных сотрудниками прокуратуры и руководителями РОВД лиц, изменивших первоначальные показания, и т.п.).

Конечно, состояние законности при регистрации и разрешении сообщений о преступлениях еще далеко от желаемого, встречаются (и не так уж редко) факты нарушения закона. В этой связи значительные усилия прокуроров направлены на повышение ответственности руководителей ОВД и их подчиненных. По результатам рассмотрения 228 представлений в дисциплинарном порядке наказано 273 сотрудника милиции, в том числе 7 начальников ОВД и 50 их заместителей. Там же.

Мощным сдерживающим фактором оказалось возбуждение по фактам укрытия преступлений от учета 23 уголовных дел в отношении сотрудников милиции. Это «отрезвило» многих из тех, кто не осознавал последствий и общественной опасности укрытия преступлений.

Однако некоторые признаки свидетельствуют о том, что инерция мышления, работа по старинке, хотя и сдерживаются жесткими мерами надзора, по-прежнему нацелены на укрытие преступлений. Несомненно, сохранятся провоцирующие факторы, в том числе основной – значительное увеличение нагрузки на следственные и оперативные подразделения.

Поэтому обеспечить законность решений милиции по сообщениям о преступлениях в сложившихся реалиях может лишь исключение самих возможностей укрытия преступлений, своевременное выявление и ликвидация новых лазеек. Именно создание системы надзора, которая в состоянии удовлетворить таким требованиям, представляется единственным средством исполнения Приказа от 16 мая 2005 г. № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела».

Таким образом, В России ежегодно выносится около 2 млн. постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, и каждый третий отказной материал – это укрытое преступление. Багаутдинов Ф.Н. Процессуальное положение заявителя.// Законность. – 2001. – № 4. Так, в 2004 г. прокурорами выявлено и отменено 69754 незаконных и необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел с одновременным возбуждением таковых. Характерно, что более половины скрытых от учета преступлений составили кражи. Однако среди них немало и таких опасных преступлений, как убийства, изнасилования, грабежи, разбои, вымогательства. Все это крайне отрицательно влияет на состояние борьбы с преступностью и защиту государством прав человека и гражданина от преступных посягательств. Только во втором полугодии 2004 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего количество возбужденных уголовных дел сократилось почти в 1,5 раза. Связано это не только с общим снижением уровня преступности по стране, но и с изменением процедуры возбуждения уголовных дел.

Читать дальше  Постановка на воинский учет при смене прописки

Общий итог практики исполнения Приказа № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16 мая 2005 г. однозначен: массовое укрытие преступлений путем незаконного отказа в возбуждении уголовного дела прекращено. И все же не все факты совершения преступлений оказываются известны органам внутренних дел. Не секрет, что низкий уровень доверия к милиции отвращает многих граждан и руководителей предприятий от мысли обратиться туда за защитой от преступных посягательств.

Отказ в возбуждении уголовного дела — это лишение пострадавшего шанса наказать обидчика.

Уголовный закон дает более объемное определение. Такой отказ означает, что уголовное дело не будет заведено, что исключает проведение расследования и привлечение виновного к ответственности.

Что можно предпринять, если вам отказали в возбуждении уголовного дела? Читайте далее.

Основания для отказа в возбуждении уголовного дела

Закон четко устанавливает причины, по которым выносится отказ:

  • отсутствуют события преступления (обстоятельств, изложенных в заявлении, не было вообще);
  • нет состава преступления;
  • истекли сроки давности;
  • подозреваемый или обвиняемый скончался;
  • потерпевший не написал заявление;
  • до вступления в силу приговора вышел новый закон, исключающий уголовную ответственность за преступление;
  • отсутствует заключение суда о наличии признаков противоправного деяния в деятельности генпрокурора или руководителя следственного комитета РФ.

Если нет оснований, уголовное дело не возбуждают.

Отсутствие состава преступления

Это основание отказа в возбуждении уголовного дела означает, что обстоятельства, изложенные заявителем, действительно имели место и нашли подтверждение, но они не являются преступными.

Понятие состава преступления закон не раскрывает. Однако под ним понимают признаки, которые характеризуют опасное деяние как нарушение закона:

  • объект;
  • объективная сторона;
  • субъект;
  • субъективная сторона.

Если признаки конкретного деяния не соответствуют тем, что указаны в законе, состав преступления отсутствует.

Приведем пример по ст. 105 УК РФ «Убийство»:

Право на жизнь, дарованное каждому человеку от рождения.

  • Объективная сторона

Это конкретные действия злоумышленника, то есть умышленное лишение человека жизни определенным способом.

Любое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

  • Субъективная сторона

Заключается в прямом умысле на лишение жизни — убийца осознавал последствия своих действий и желал их наступления.

Истечение сроков давности уголовного преследования

Отказ в возбуждении уголовного дела возможен, если период привлечения к ответственности виновного истек. Он называется сроком давности и зависит от тяжести преступления:

  • 2 года — для преступлений небольшой тяжести;
  • 6 лет — для средней тяжести;
  • 10 лет — для тяжких деяний;
  • 15 лет — для особо тяжких преступлений.

Срок давности исчисляется со дня совершения преступления и до вступления приговора в силу.

Однако суд его может приостановить, если злоумышленник скрывается от следствия или не платит назначенные штрафы. Он возобновится, когда обвиняемого задержат или он сам придет с повинной.

Срок давности не используется для террористов.

Смерть лица, совершившего преступление

Если виновный в преступлении человек умер, уголовное дело не будет возбуждено. Исключение — продолжение расследования для реабилитации умершего.

Правовые последствия отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения по причине смерти вызывают много споров. Конституционный суд РФ высказал свою позицию по этому вопросу в Постановлении от 14.07.2011 № 16-П.

Даже если выносится отказ в возбуждении уголовного дела, обвинение в преступлении с умершего не снимают.

Государство отказывается от дальнейшего обвинения только по причине смерти человека, но и не оправдывает его. КС РФ считает, что тем самым лицо фактически признается виновным в совершении преступления.

Но такое решение нарушает права не только жертвы преступления, но и самого обвиняемого. Скончавшийся человек не может защищать свои права, что несправедливо.

Поэтому КС РФ отмечает, что близким родственникам умершего необходимо дать право настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации. Если родственники выставляют такое требование, расследование должно быть продолжено.

Пострадавший вправе настаивать на продолжении расследования.

Отсутствие заявления потерпевшего

Отказ возможен только по делам частного и частно-публичного обвинения. К первой категории относятся:

  • умышленное причинение легкого вреда;
  • нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию;
  • клевета.

Дело заводят только по заявлению потерпевшего. Следовательно, отказ полиции в возбуждении уголовного дела без заявления пострадавшего будет обоснованным.

Если пострадавший не подал заявление, то и уголовное дело не заведут.

К делам частно-публичного обвинения относятся:

Дела по ним также возбуждают по заявлению жертвы. Поэтому законность отказа оспорить сложно.

Однако есть исключения. Отказ следователя в возбуждении уголовного дела частного или частно-публичного характера даже без заявления жертвы невозможен, если пострадавший в силу зависимого или беспомощного состояния не может защищать свои права и законные интересы.

По делам публичного обвинения расследование проводится всегда. Не имеет значения, есть заявление от потерпевшего или нет. Поэтому отказ в возбуждении уголовного дела по этой причине невозможен.

Следователь или дознаватель возбуждают дело по одному из следующих оснований:

  • есть заявление о преступлении;
  • преступник явился с повинной;
  • получено сообщение о преступлении из разных источников;
  • прокурор вынес постановление для решения вопроса об уголовном преследовании.

По делам публичного обвинения вынести отказ по причине отсутствия заявления жертвы нельзя.

Нереабилитирующие основания отказа в возбуждении уголовного дела

  • окончание срока давности;
  • смерть подозреваемого или обвиняемого;
  • издание акта об амнистии.

Иные основания отказа в возбуждении уголовного дела считаются реабилитирующими.

По нереабилитирующим основаниям бывший подозреваемый не может обратиться за компенсацией морального и материального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела

В законе четко прописаны основания, по которым заявителю могут отказать.

Иногда, пользуясь отсутствием юридического образования у большинства граждан, полицейские оглашают иные причины. Например, отказ в возбуждении уголовного дела по малозначительности.

В список также входят:

  • незначительный ущерб;
  • занятость сотрудников полиции;
  • отказ в принятии заявления.

Нередко заявителям не называют причину, по которой отказывают в возбуждении уголовного дела.

Порядок отказа в возбуждении уголовного дела

Если вы стали жертвой преступления, то вправе:

  • подать заявление в двух экземплярах;
  • попросить поставить на вашей копии отметку о вручении и выдать талон;
  • подождать от 3 до 10 суток, в течение которых органы проведут проверку и примут решение.

Во время проверки полицейские осматривают место преступления, опрашивают свидетелей, получают необходимые документы. После этого они принимают одно из следующих решений:

  • возбуждают дело — в отношении конкретного человека или по факту преступления, если подозреваемого пока нет;
  • передают материалы по подследственности (например, в следственный комитет);
  • передают материалы в суд, если незаконное деяние входит в компетенцию мировых судей;
  • направляют уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если материалы для расследования и решения вопроса о возбуждении дела передал прокурор, то без согласия руководителя следственного органа отказать не могут.

Копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела направляют заявителю в течение суток.

Обжалование постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

Если вы не согласны с вынесенным решением, то вправе оспорить отказ в возбуждении уголовного дела.

С жалобой можно обратиться:

  • к руководителю отделения полиции;
  • к прокурору;
  • в следственный комитет;
  • в суд.

Обращение подается лично, по почте или через интернет. Образец лучше взять в отделении полиции или составить вместе с юристом.

Жалобу может подать и ваш представитель. За несовершеннолетнего это должны сделать родители или опекуны.

Обязательно укажите все обстоятельства ситуации, свой обратный адрес и телефон, чтобы получить ответ.

Учтите, что обжалование отказа в возбуждении уголовного дела у начальника отделения полиции — не самый действенный вариант. Скорее всего, решение не изменится.

Руководители нечасто привлекают к дисциплинарной ответственности своих подчиненных за подобные решение, потому что за сутки их может накопиться довольно много.

Лучшими способами обжаловать неправомерный отказ в возбуждении уголовного дела — обращение в суд и прокуратуру.

Подача жалобы в прокуратуру

Прокурор рассматривает жалобу в течение 3 суток. Иногда этот срок продлевают до 10 дней.

После проверки вам выдадут постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы, либо об отказе в ее удовлетворении.

Жалоба подается в местный отдел прокуратуры лично или по почте.

Если прокурор признал такое решение незаконным или необоснованным, он в течение 5 суток отменяет его и указывает, какие обстоятельства следует дополнительно проверить.

Подача жалобы в суд

Через суд вы можете оспорить действия или бездействие:

  • органа дознания,
  • дознавателя,
  • следователя,
  • руководителя следственного органа,
  • прокурора.

Жалоба подается в районный суд по месту совершения нарушения.

Суд рассмотрит ваше обращение на отдельном заседании в течение 5 суток со дня подачи жалобы. Принять участие вы можете лично или через представителя. Лица, чьи действия оспариваются, также вправе присутствовать.

Рассмотрим порядок обжалования отказа в возбуждении уголовного дела в суде. Сначала суд разъяснит всем присутствующим их права и обязанности. Затем вам потребуется обосновать свою жалобу. Только после этого судья выслушает иных заинтересованных лиц и примет решение.

Вашу жалобу либо удовлетворят, либо откажут. В первом случае суд обяжет виновных лиц устранить нарушение — возбудить уголовное дело.

Скачать образец жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

Сроки обжалования

Период, в который можно обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела, четко не установлен. Лучше подавать жалобу незамедлительно. Учтите, что у каждого преступления есть срок давности. Если он истек, вам вновь откажут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector