Неустойка заказчика если не согласован проект

Аналитический обзор составлен на основе решений по делам, касающимся взимания неустойки (пеней, штрафа) в связи с ненадлежащим исполнением одной из сторон условий государственного или муниципального контракта. Рассмотренные решения вынесены федеральными арбитражными судами в феврале — марте 2013 г. Проанализировано 165 судебных вердиктов. Приводятся нормы законодательства и нормативные правовые акты, которыми руководствуются арбитры, а также примеры конкретных решений.

Неустойка в цифрах

Всего за рассматриваемый период суды вынесли 165 вердиктов интересующей нас тематики. Доля таких дел составила примерно 30% от общего количества дел, связанных с заключением государственных и муниципальных контрактов.

Лидером по количеству рассмотренных дел стал Московский округ — 44 дела, или 26% от общего количества рассмотренных решений. Отметим, что по стоимостным показателям Москва также оказалась лидером. Средняя цена иска здесь почти на 7,5 млн руб. превышает аналогичный показатель по России. Отметим также, что большинство крупных исков в Московском округе за рассматриваемый период было связано с деятельностью Министерства обороны РФ. Ведомство являлось как истцом, так и ответчиком по ряду дел.

Из 44 дел в столице только восемь было инициировано хозяйствующими субьектами — исполнителями по госконтракту, пять из них сложились для истцов благоприятно. Остальные дела были инициированы заказчиками. При этом сложившаяся здесь практика по выигрышам и проигрышам повторяет тенденции и в других регионах.

Второе место по количеству дел поделили между собой Северо-Кавказский и Северо-Западный округа — по 27 дел, следом идет Западно-Сибирский округ — 17 дел и Дальневосточный — 12. В остальных округах количество дел не превышает 11.

Инициаторами судебных разбирательств в большинстве случаев становятся заказчики, посчитавшие что исполнитель (подрядчик, поставщик) нарушил условия контракта или сроки его исполнения.

Так, за рассматриваемый период из 165 дел 120 было возбуждено по инициативе заказчика. В этом случае истцы чаще всего пытаются взыскать с ответчика неустойку. Иногда заказчик пытается вернуть часть оплаты, аванс, взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами, взыскать понесенные в результате ненадлежащего исполнения контракта убытки, а также расторгнуть контракт. Следует отметить, что чаще всего судьи идут навстречу заказчикам, количество выигранных дел почти в три раза превышает количество проигранных. Однако довольно-таки часто суд удовлетворяет иск частично, существенно снижая размер требований.

Исполнители (подрядчики, поставщики) чаще всего идут в суд, если заказчик оплатил предоставленные по контракту услуги не в полном объеме или вообще отказался выполнять свои обязательства по оплате. В этом случае сумма иска складывается из суммы долга по контракту, неустойки и иногда также процентов за пользование чужими денежными средствами. Из поданных исполнителями 45 исков лишь в семи случаях суд отказал в удовлетворении заявленных требований, еще четыре дела было отправлено на новое рассмотрение. Однако размер требований, так же как и в случае с исками, инициированными заказчиками, может быть существенно снижен судом.

Самый крупный иск за рассматриваемый период был инициирован в Западно-Сибирском округе. Заказчик, государственное казенное учреждение, обратился в суд с иском о взыскании более 785 млн руб. неустойки по государственному контракту за несвоевременное окончание строительства объекта и нарушение сроков поставки оборудования. Заказчик указал, что подрядчик не поставил в полном объеме оборудование к названному в дополнительном соглашении сроку, а также нарушил срок выполнения работ. Суд снизил объем заявленных требований, в результате учреждение получило только 50 млн руб. неустойки за несвоевременное окончание строительства объекта, в удовлетворении остальной части требования было отказано, поскольку суд учел нарушение заказчиком сроков передачи подрядчику проектной документации. Кроме того, суд посчитал, что, исходя из условий контракта, невозможно точно определить сроки поставки оборудования (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.03.2013 по делу № А70-4757/2012).

Иск на сумму свыше 133 млн руб. был рассмотрен в Волго-Вятском округе. Такую сумму неустойки попыталось взыскать Главное управление Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий за просрочку выполнения работ, предусмотренных государственными контрактами на строительство пожарной части. Суд установил, что подрядчик действительно нарушил обязательства, касающиеся сроков выполнения работ, однако снизил объем заявленных требований в связи с явной несоразмерностью последствиям нарушения обязательства. В результате министерство получило всего 6 млн руб. (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.02.2013 по делу № А31-7516/2010).

В Московском округе Министерство обороны попыталось взыскать с ООО более 386 млн руб. Сумма иска сложилась из неустойки за нарушение сроков поставки продукции, штрафа за поставку продукции ненадлежащего качества, штрафа за нарушение сроков замены продукции ненадлежащего качества, а также процентов за пользование коммерческим кредитом (авансом). В результате судебных разбирательств министерству удалось отстоять 4,5 млн руб. В части взыскания более 100 млн руб. процентов за пользование кредитом дело было передано на новое рассмотрение (постановление ФАС Московского округа от 20.03.2013 по делу № А40-26585/12-89-124).

Однако Министерство обороны обращалось в суд и с гораздо более скромными требованиями. Так, ведомство попыталось отсудить у ОАО 13 270 руб. неустойки за просрочку исполнения обязательств по контракту на выполнение картографических и топографических работ. Суд отказал в удовлетворении данных требований, так как было доказано, что министерство не предоставило подрядчику в полном объеме необходимые материалы, а также допустило просрочку в перечислении аванса. Таким образом, суд пришел к выводу, что ответчик не виноват в просрочке (постановление ФАС Московского округа от 18.03.2013 по делу № А40-77661/11-118-602).

Долг по госконтракту и неустойку в размере 95 млн руб. попыталось отстоять в суде ООО. Ответчиком по этому делу выступала Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии. Подрядчик заявил, что заказчик не оплатил произведенные работы. Суд удовлетворил лишь часть требований, так как было доказано, что подрядчик выполнил не все предусмотренные контрактом работы. Во взыскании неустойки было отказано, в результате истец получил 43 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 20.02.2013 по делу № А40-52411/12-77-520).

Самая незначительная сумма иска составила 2500 руб. Такую сумму неустойки попыталось отсудить у ООО бюджетное учреждение. Истец ссылался на выявление в период гарантийного срока недостатков в выполненных подрядчиком работах по капитальному ремонту фасада здания, а также нарушение подрядчиком сроков выполнения работ. В удовлетворении требования было отказано, поскольку заказчиком не выполнены условия контракта о порядке фиксации недостатков в выполненных работах, а доказательства несвоевременного выполнения подрядных работ отсутствовали (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.02.2013 по делу № А13-4191/2012).

Статистика споров, связанных с взысканием неустойки
(период: февраль — март 2013 г.)

Читать дальше  Приказ по анестезиологии и реаниматологии 919н

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

от 31 июля 2008 г. по делу N А56-16971/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 28 июля 2008 года

Постановление изготовлено в полном объеме 31 июля 2008 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

председательствующего Старовойтовой О.Р.

судей Горбик В.М., Тимухиной И.А.

при ведении протокола судебного заседания: секретарем Куклиной Ю.И.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-6703/2008) ООО “Вилия“ на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 05.12.2007 г. по делу N А56-16971/2007 (судья Захарова М.В.), принятое

по иску ООО “Вилия“

о взыскании 19 485 375 руб.

от истца: Орлова М.А. доверенность от 31.03.2008 г.

от ответчика: Иванюкович Ф.Г. доверенность от 12.03.2008 г.

ограниченной ответственностью “Вилия“ (далее – ООО “Вилия“) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью “Лента“ (далее – ООО “Лента“) о взыскании 19 485 375 руб. неустойки за нарушение обязательств по договору подряда от 18.10.2004 г. N 13 за периоды с 22.10.2004 г. по 16.03.2005 г. – за неисполнение обязательств по передаче строительной площадки и с 16.03.2005 г. по 20.10.2005 г. за неисполнение обязательств по передаче проектно-сметной документации.

До принятия решения по делу ООО “Вилия“ в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации увеличило размер исковых требований и просило взыскать с ООО “Лента“ 24 675 273 руб. неустойки, в том числе 4 320 000 руб. неустойки за просрочку исполнения обязанности по передаче строительной площадки за период с 22.10.2004 г. по 16.03.2005 г. и 20 355 273 руб. неустойки за просрочку исполнения обязанности по передаче проектно-сметной документации за период с 16.03.2005 г. по 20.10.2005 г.

Решением суда от 05.12.2007 г. в иске отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2008 г. решение суда от 05.12.2007 г. отменено; с ООО “Лента“ в пользу ООО “Вилия“ взыскано 24 675 273 руб. неустойки, 100 000 руб. госпошлины по иску и 1 000 руб. госпошлины по апелляционной жалобе.

арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.06.2008 г. постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2008 г. в части взыскания с ООО “Лента“ в пользу ООО “Вилия“ 24 675 273 руб. неустойки и судебных расходов отменено; в этой части дело направлено на новое рассмотрение в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд; в остальной части постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2008 г. оставлено без изменения.

Основанием для отмены постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда в части взыскания неустойки в общей сумме 24 675 273 руб. кассационная инстанция указала нарушение апелляционным судом норм материального и процессуального права в связи с нерассмотрением заявления ответчика и его доводов, изложенных в отзыве на иск от 06.09.2007 г. N 60/03-916 (см. приложение N 1 л. 1), об уменьшении на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежащей взысканию неустойки. Согласно указаниям кассационной инстанции при новом рассмотрении апелляционному суду надлежит рассмотреть вопрос о наличии или отсутствии оснований для уменьшения в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойки, подлежащей взысканию с ответчика. При этом кассационная инстанция подтвердила выводы апелляционного суда о заключенности договора генерального подряда от 18.10.2004 г. N 13, согласно которому ООО “Лента“ (заказчик) поручило ООО “Вилия“ (генподрядчик, подрядчик) выполнить собственными силами и средствами работы по строительству (возведению и сдаче

в эксплуатацию) многофункционального торгового центра на земельном участке, расположенном в Санкт-Петербурге, севернее пересечения Дальневосточного пр. и продолжения ул. Подвойского (севернее ул. Новоселов, квартал 9Б-1, Невский район), а также правомерность начисления неустойки на основании пункта 13.1 договора за неисполнение пунктов 4.1, 4.2 договора, период начисления неустойки, указанный истцом.

При новом рассмотрении в апелляционном суде ответчик поддержал заявленное ходатайство, ссылаясь на формальный характер установленной в договоре неустойки, отсутствие у истца неблагоприятных последствий в его финансово-хозяйственной деятельности в результате допущенной ответчиком просрочки исполнения обязанностей, предусмотренных пунктами 4.1, 4.2 договора (отзыв на апелляционную жалобу – л.д. 1 – 6 том 3).

По мнению истца, отсутствуют основания для применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебное разбирательство в апелляционном суде откладывалось для ознакомления с дополнительно представленными документами.

Изменился состав суда, в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение дела и исследование доказательств начато сначала.

Как следует из материалов дела, пунктами 4.1, 4.2 договора подряда предусмотрена обязанность заказчика в трехдневный срок со дня подписания настоящего договора передать подрядчику по акту строительную площадку на период строительства объекта и до его завершения; передать подрядчику до 15 марта 2005 года проектно-сметную документацию, прошедшую вневедомственную экспертизу в соответствующих инстанциях, для получения подрядчиком разрешения на строительство от органов ГАСН, а также утверждаемую часть рабочего

проекта с разрешениями на присоединение к сетям энергообеспечения комплекса (водоснабжение, водоотведение, электроснабжения и газоснабжения), с согласованными проектами въездов на территорию, светофорными узлами, строительством местных проездов.

Пунктом 13.1 договора стороны согласовали ответственность за неисполнение пунктов 4.1, 4.2: за просрочку передачи генподрядчику строительной площадки – штраф в размере 30000 руб. за каждый день просрочки; за невыполнение пункта 4.2 договора – пени в размере 0,1% за каждый день просрочки от суммы договора, но не более 10%.

По правилам статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание неустойки является одним из способов обеспечения обязательств, средством возмещения потерь кредитора, вызванных нарушением должником своих обязательств.

Уменьшение размера взыскиваемой неустойки возможно на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации лишь при условии, что указанный размер неустойки явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 22.01.2004 г. N 13-О указал, что гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств независимо от того, является неустойка законной или договорной.

Согласно пункту 42 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением

части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“ при оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

Перечень критериев определения несоразмерности, который не является исчерпывающим, содержится в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 г. N 17. Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.

Читать дальше  Справка с места работы о неполучении пособия

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Апелляционный суд принимает позицию ответчика о том, что допущенная ответчиком просрочка в передаче строительной площадки до 16 марта 2005 года не могла привести к значительным неблагоприятным последствиям для истца, поскольку в силу пункта 4.2 договора только к 15 марта 2005 года ответчик обязался передать истцу прошедшую вневедомственную экспертизу проектно-сметную документацию, необходимую для получения разрешения на строительство, без которого законом не допускается осуществление строительства (статья 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации), кроме того, подрядчик обязан осуществлять строительство и связанные с ним работы в соответствии с технической документацией (пункт

1 статьи 743 Гражданского кодекса Российской Федерации), которая в соответствии с договором N 13 от 18.10.2004 г. должна быть передана истцом к 15 марта 2005 года.

Данный довод ответчика о том, что непередача строительной площадки до 16.03.2005 г. сама по себе не могла являться препятствием для начала выполнения работ и соответственно повлечь неблагоприятные последствия для подрядчика, истцом не опровергнут.

Обстоятельство необходимости получения площадки для проведения подготовительных работ в течение всего периода просрочки или других целей истцом не обосновано.

С учетом изложенного апелляционный суд усматривает явную несоразмерность начисленной истцом неустойки в сумме 4 320 000 руб. последствиям нарушения указанного обязательства и считает необходимым уменьшить ее размер до 700 000 руб.

Апелляционный суд не принимает довод ответчика о том, что в результате просрочки заказчика (ответчика) по исполнению его обязанности передать проектно-сметную документацию у истца не возникло и не могло возникнуть убытков.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства суд учитывает соразмерность суммы начисленной неустойки сумме (объему) возможных убытков, но не может уменьшить размер неустойки ниже размера действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения, если этот размер установлен.

Довод ответчика о том, что истец приступил к

осуществлению строительства в марте 2005 года до передачи ему проектно-сметной документации 20.10.2005 г., в связи с чем не мог понести убытков, в частности связанных с неисполнением обязательств перед своими контрагентами, а также в связи с отсутствием ответственности за просрочку окончания работ, является несостоятельным. Подрядчик, приступивший к выполнению работ на свой страх и риск в отсутствие проектной документации с целью соблюдения установленных договором сроков выполнения работ, может понести убытки, связанные, прежде всего, с его ответственностью за ненадлежащее выполнение работ, которое может быть выражено в скрытых недостатках, предельный срок обнаружения которых составляет пять лет (статья 756 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем апелляционный суд принимает во внимание высокий размер неустойки, предусмотренный в договоре, и считает недостаточным размер ограничения неустойки – 10% от суммы договора (согласно приложению N 5 – сумма договора 203 552 730 руб. – л.д. 95 том 1), в связи с чем уменьшает взыскиваемую неустойку до 19 300 000 руб. Таким образом, с учетом применения апелляционным судом статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит взысканию неустойка, составляющая менее 10% суммы договора, в общей сумме 20 000 000 руб., с отнесением расходов по госпошлине на ответчика, поскольку исковые требования признаны обоснованными по праву и размеру, сумма взыскиваемой неустойки уменьшена судом.

изложенного и руководствуясь статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

взыскать с ООО “Лента“ в пользу ООО “Вилия“ 20 000 000 руб. неустойки и 100 000 руб. расходов по госпошлине по иску.

В остальной части иска отказать.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Добрый день, уважаемые коллеги!

Недавно столкнулся с весьма абсурдной, на мой взгляд, ситуацией с точки зрения права применительно к договору строительного подряда. Казалось бы, очевидные вещи, но не тут-то было.

Суть ситуации заключается в следующем:

Между заказчиком и подрядчиком заключен договор строительного подряда, предметом которого является выполнение работ по завершению строительства некого офисного здания. Сторонами согласованы сроки (о чем будет еще сказано ниже), цена договора и отдельные этапы работ. Этапы – например, устройство пожарной сигнализации, устройство вентиляции и пр. Словом, фундамент, стены, еще ряд работ выполнены одним подрядчиком, а ряд работ выполняет другой подрядчик, и всё это в предмете договора названо "завершение строительства". Цена договора – 27 000 000 руб.

Так случилось, что подрядчик выполнил ряд работ с просрочкой. Стоимость этих работ – 1 500 000 руб. Остальные выполнены в срок. Подрядчик принял все работы – как сданные в срок, так и сданные с просрочкой – без каких-либо замечаний ни по объему, ни по качеству, все акты формы КС-2, справки формы КС-3 оформлены надлежащим образом. Затем заказчик (он же застройщик) пытался сдать объект управлению госстройнадзора. Госстройнадзор объект не принял, т.к. он не соответствовал требованиям обязательных норм и правил. Кроме прочего, были выявлены некие недостатки в работах, которые сдал подрядчик и принял без замечаний заказчик. Здесь важно отметить, что были и другие причины, по которым объект не принимался, не связанные с недостатками работ, выполненных подрядчиком (например, отсутствовал подъемник для инвалидов и т.д.). Словом, недостатки в работах подрядчика не были единственным препятствием к приемке работ госкомиссией. Соответственно, подрядчик недостатки устранил, но официально заказчик никаких претензий к подрядчику не предъявлял, т.е. это было сделано по доброй воле подрядчика без оформления в качестве недостатков работ. В дальнейшем объект был успешно введен в эксплуатацию по истечении полугода с момента сдачи-приемки последнего этапа работ.

При этом есть важная деталь, как мне кажется: был договор подряда, к нему был составлен график выполнения работ, работы разделены на этапы. Начальный и конечный сроки отдельно не устанавливались, но из графика следует, что конечный срок (последний этап по графику) – 30.06.2013 г. Также была ведомость договорной цены, в которой были перечислены все виды работ и цена каждого вида (этапа). Имелись некоторые расхождения с графиком: какие-то виды, которые в графике не указаны, были в ведомости. В дальнейшем, уже в 2014 году, стороны подписали дополнительное соглашение, которым приняли ведомость договорной цены в новой редакции, добавив к уже имевшимся некоторые новые виды (этапы) работ, которых первоначально вообще не было. Сроки не согласовали, в график изменений не внесли.

Читать дальше  Подъемные молодым специалистам педагогам 2018

В договоре содержится следующее условие: "В случае несвоевременного выполнения этапа "Работ" "Подрядчик" обязуется выплатить "Заказчику" пени в размере 0,1% в день от стоимости "Работ" по "Договору" за каждый день просрочки".

Заказчик обращается в суд с требованием о взыскании в подрядчика неустойки за просрочку исполнения обязательства по выполнению работ. Считает неустойку от всей цены договора, невзирая на то что просрочено работ на 1 500 000 руб. При этом расчет произведен не по день сдачи-приемки по акту формы КС-2, а по день получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Чудеса судебной мысли на этом только начинаются. Суд принимает позицию заказчика почти полностью и делает следующие выводы, руководствуясь такой логикой:

1. Неустойку за просрочку исполнения обязательства по выполнению работ правомерно начислять по день завершения строительства объекта, указанный в заключении Госстройнадзора.

Обоснование: раз Госстройнадзор находил недостатки в работах, значит, подрядчик некачественно выполнил работы и до тех пор, пока он не устранит недостатки, заказчик не мог ввести объект в эксплуатацию, следовательно, не мог им пользоваться. А у заказчика интерес – в получении готового объекта с потребительской ценностью, а не то, что были выполнены этапы работ.

Относительно этого довода возникает сразу несколько вопросов. Во-первых, обязанность подрядчика считается исполненной, когда им сданы работы заказчику и приняты последним. Правоотношения по выявлению и устранению недостатков – это другие правоотношения, вытекающие из обязательства по выполнению работ, но не тождественные им. Подрядчик обязательство по выполнению работ выполнил. Более того, заказчик работы принял, принял без каких-либо замечаний, и в течение почти 3 лет его всё устраивало. Выходит, заказчик недобросовестно произвел приемку работ, и его всё устраивало, когда он их принимал без замечаний. И никаких претензий по качеству работ ни во внесудебном, ни в судебном порядке не предъявлял. Во-вторых, предписания госстройнадзора выдаются не подрядчику, а заказчику. Подрядчик не является участником этих отношений. Плюс они являются административными, публично-правовыми и не налагают на подрядчика никаких обязательств, в т.ч. устранить недостатки. Акты госстройнадзора предписывают устранить недостатки заказчику, а как он это сделает – это его проблема. Заказчик может предъявить требование по качеству работ подрядчику, может заключить договор с другой подрядной организацией, может своими силами устранить недостатки и т.д. Словом, как акты госстройнадзора связаны с обязательствами из конкретного договора строительного подряда? Получается, что актом госстройнадзора возлагаются обязанности на подрядчика, который вообще не участвует в отношениях заказчик-госстройнадзор. И, в-третьих, претензии по качеству заявляются в порядке п. 1 ст. 723 ГК РФ, там определены те требования, которые могут быть заявлены. А тут получается, по логике суда, что фактически за некачественно выполненные работы суд применил санкцию в виде такого периода начисления неустойки – по день завершения строительства, указанный в заключении госстройнадзора. Раз заказчик принял результат работ без замечаний по качеству и объему, не заявлял таких замечаний в дальнейшем, то подрядчик исполнил обязательство по выполнению работ. Обязательство по устранению недостатков вытекает из договора подряда, но не тождественно обязательству выполнить работы. О чем свидетельствует и ст. 723 ГК РФ.

2. Неустойку правомерно начислять на общую сумму договора без учета стоимости выполненных работ, т.к. в договоре так написано, а договор толкуется буквально. А даже если не буквально, то в другом пункте есть положение об ответственности заказчика за просрочку оплаты и там написано, что если заказчик просрочил оплату, то неустойка начисляется на стоимость несвоевременно оплаченных работ. Это логика суда.

Здесь тоже возникает вопрос в том, насколько верно истолковано положение пункта о неустойке. Приведу его еще раз: "В случае несвоевременного выполнения этапа "Работ" "Подрядчик" обязуется выплатить "Заказчику" пени в размере 0,1% в день от стоимости "Работ" по "Договору" за каждый день просрочки". Прежде всего, речь идет о просрочке выполнения этапа работ, т.е. в пункте изначально закладывается конструкция ответственности за просрочку выполнения именно этапа (этапов). Далее – "от стоимости "Работ" по "Договору" – но разве сказано, что от стоимости всех работ по договору, или от цены договора? Ведь стоимость "Работ", особенно когда это взято в кавычки и ранее в договоре указано, что стоимость "Работ" определяется в ведомости договорной цены, в которой как раз-таки указана стоимость каждого этапа работ, можно понимать именно как стоимость этапа работ. И третье – не принята во внимание позиция Президиума ВАС, выраженная в постановлении от 15.07.2014 № 5467/14, согласно которой начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 Кодекса, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции. Да, эта позиция выражена в деле по госконтракту, тем не менее, она применяется и для классических гражданско-правовых договоров, т.к. не является по смыслу "привязанной" к государственным (муниципальным) контрактам.

Более того, из всех видов работ в срок не выполнено 18% (если считать по актам КС-2), а по стоимости – 8% от цены договора. А неустойка – 28%. Это ли не неосновательное обогащение, необоснованная выгода?

3. Срок выполнения работ, которые были согласованы в доп. соглашении 2014 г., – 30.06.2013 г.

Опять же, на мой взгляд, странный вывод. Получается, стороны обладали неким даром предвидения, когда в 2014 году заключили доп. соглашение с новыми работами в нем, а срок исполнения к тому моменту уже наступил. Т.е. доп. соглашение имеет обратную силу, выходит. Я склонен считать, что по этим работам, раз срок не согласован, то вообще речь о просрочке идти не может.

А устно была пояснена философская идея решения (многозначительно): "Нет части – нет целого"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector