Чистосердечное признание облегчает наказание

ЛУЧШИЙ ОТВЕТ

Добровольное признание обвиняемым своей вины, так называемое «чистосердечное признание»
не входит в число обстоятельств, смягчающих или ужесточающих наказание
и может лишь учитываться судом при назначении наказания в качестве обстоятельств, характеризующих личность виновного.

Добровольное признание обвиняемым своей вины не гарантирует его достоверность и, следовательно,
не всегда свидетельствует о действительной виновности обвиняемого в совершении преступления.
Так как в основе добровольного признания обвиняемым своей вины лежит, в первую очередь,
его субъективное отношение к происходящему, то сообщаемые им сведения о своей виновности
могут не соответствовать объективно имевшим место обстоятельствам произошедшего.

Как известно, лицо, совершившее преступление, может сознаться в его совершении как до возбуждения уголовного дела,
путем подачи заявления о явке с повинной, так и на первом допросе, после предъявления ему обвинения,
так и в стадии судебного разбирательства.
Явка с повинной, это не одно и то же, что добровольное признание обвиняемым своей вины.
Потому и в ст. 61 УК РФ под обстоятельствами, смягчающими наказание, не признается добровольное признание обвиняемым своей вины, но таким обстоятельством признается явка с повинной.

Наказание за провинность и наказание за ложь: замкнутый воспитательный круг

Есть много воспитательных вопросов, где родители могут получить четкие и понятные рекомендации: так поступайте, а вот так – не надо. Да, различные авторитеты мира педагогики порой советуют прямо противоположное. Да, со временем педагогическая мода совершает разворот на 180 градусов, объявляя абсолютным злом то кормление по требованию, то соску-пустышку, то раннее обучение чтению. И все же в литературе, в интернете или на лекциях гуру родительства папы и мамы обычно могут найти более или менее внятное руководство к взращиванию собственного чада.

Но один вопрос остается без внятного ответа: наказывать ли ребенка за проступок, если он сам в нем покаялся?

Воспитательная тактика №1. «Честность – лучшая политика»

Если ты нарушил какой-то запрет и раскаялся в содеянном, то сразу расскажи об этом родителям! И тогда наказание будет значительно легче (зачем, ведь ребенок и так уже наказан муками совести), или растроганные родители отменят его совсем.

Что получаем на деле? Ребенок быстро усваивает порочную философию «не согрешишь – не покаешься» и начинает хулиганить, насколько хватает фантазии. А почему нет, ведь наказания не будет, еще и похвалят за честность! Главное – вовремя скорчить виноватую рожицу…

Воспитательная тактика №2. «Устами младенца»

«Признание – уже само по себе наказание», — справедливо полагают многие родители, стараясь сделать этот процесс как можно менее приятным. Признание ребенка в шалости перерастает в настоящий допрос с пристрастием, а порой и с публичным покаянием перед всеми членами семьи.

Зачастую такие мамы и папы убеждены, что они невероятно либеральны, ведь формально они вовсе не наказывают ребенка! На самом деле процесс самодоносительства совершенно противоестественен. Вам наверняка случалось совершать проступки, за которые вам было потом стыдно – неужели вы стремились поделиться своими переживаниями даже с самыми близкими? Если же ребенок не стыдится самого проступка (например, ему непонятен смысл или строгость запрета), то такое покаяние и вовсе превращается для него в унизительную рутину.

Воспитательная тактика №3. «Выбирай из двух зол»

«За ложь и сокрытие проступка – наказание вдвойне», — уверены некоторые мамы и папы, которым не нравятся вышеописанные сценарии. Это строгие родители, которые не делают скидок на «муки совести», но могут существенно ухудшить участь ребенка, если он не сознается в содеянном. Перед ребенком ставится выбор: пан или пропал.

Мамы предполагают, что таким образом подталкивают ребенка к честности; на деле подавляющее большинство детей преуспевает в изощренном вранье, попадаясь на горячем все реже и реже. Нет, далеко не все тайное становится явным, тайна разбитой вазы может так и кануть в семейном архиве с грифом «висяк»!

Читать дальше  Норма социального жилья на человека в москве

Так что же, совсем нет никакого выхода? Начнем с того, что у идеальной семьи в идеальном мире такой проблемы вовсе не возникнет: там для детей создается исчезающее малое количество ограничений, а те, что все-таки существуют, не вызывают у ребенка желания их нарушать. Но у обычной семьи в реальном мире проблема «подтолкнуть ребенка к покаянию или отругать сразу» возникает с неприятной регулярностью. И, как мы упомянули в начале, у нас нет готового рецепта, как именно следует поступить. Но, все же, полагаем…

Соизмерять тяжесть проступка и меру наказания. Кстати, обдумывание этого вопроса сразу уменьшит и число запретов.

Всегда восстанавливать мотивы действий ребенка, а не только внешнюю канву событий. Кто знает, какие благородные порывы предшествовали бытовой катастрофе!

Не унижать ребенка – если вы уличили его в проступке, во лжи и даже если вынуждены прибегнуть к наказанию.

Не приучать детей к самодоносительству. Хорошо, если ребенок идет к вам за помощью и утешением, а не за наказанием.

Не следует наказывать за ложь. Ребенком движет естественный инстинкт самосохранения. Требовать от малыша храбро требовать себе наказания – это уж слишком, правда?

А как решили эту проблему вы в своей семье? Наказываете ли за ложь? Призываете ли ребенка всегда сознаваться в содеянном? Как вы полагаете, это помогает ребенку быть честным? А послушным?

Устный отказ от явки с повинной — не считается.

Следователи из советских фильмов любили повторять: чистосердечное признание смягчает наказание. Социалистический строй канул в Лету, но чистосердечное признание, как и в былые времена, существенно снижает срок. Только теперь оно трансформировалось в явку с повинной.

Законодательными преимуществами "явки" не преминули воспользоваться завсегдатаи зон. Почему бы не скостить срок? Явка с повинной имеет существенные послабления, закрепленные в Уголовном кодексе: минус четверть срока от максимального, который грозит обвиняемому. Это минимальная скидка, и суд просто обязан ее учесть при назначении наказания.

Правда, значение слова и юридическое толкование "явки" значительно разнятся. Если исходить из значения, то предполагается, что человек добровольно пришел в следственные органы, сдался и рассказал все без утайки. Подобные случаи в Магнитогорске можно пересчитать по пальцам. Год назад женщина созналась в убийстве бывшего мужа, которое совершила пять лет назад. Никто ее не искал, не допрашивал, но муки совести и ночные кошмары оказались страшнее тюрьмы. Оценив ее глубокое раскаяние, суд вынес мягкий приговор: четыре с половиной года лишения свободы. Однако синдром Раскольникова редко овладевает душами убийц.

Правовой статус "явки" иной. Подозреваемого установили, нашли доказательства вины, разыскали, задержали, приперли к стенке уликами, под давлением которых он соблаговолил признаться в преступлении. Заметим: чистосердечное признание вины закрепляют на бумаге, в присутствии адвоката. Во время следственного эксперимента, который проводят на месте совершения преступления, обвиняемый в присутствии понятых реконструирует картину происшествия. Однако стоит ему предстать пред судейские очи, как он напрочь забывает о "явке", показаниях, признаниях. За редким исключением подсудимый бывает верен своему слову. О таких понятиях, как порядочность, обязательность, ответственность, и вовсе говорить не приходится. Апеллировать к совести неуместно. А здравым смыслом большинство из подсудимых, похоже, обделены. Примером могут стать обстоятельства уголовного дела, процесс по которому состоялся в суде Ленинского района.

Читать дальше  Приказ о передаче дел при смене руководителя

За решеткой — молодая дама, назовем ее Венерой. Обвиняется в убийстве малознакомого ей человека и краже, которую совершила в его квартире. Венера вину не признает, излагая суду свою версию событий. Год назад февральской ночью на остановке "Куранты" она останавливала машины, предлагая интимные услуги. Рядом притормозило такси, вышел мужчина лет пятидесяти, представился Николаем. "На берегу" оговорили цену. Заказчик изъявил желание "потребить" услугу на дому.

В квартиру зашли уже после полуночи. Николай накрыл стол, достал спиртное. Захмелев, предложил тысячу рублей за действо, которое до глубины души оскорбило Венеру. Она гордо отвергла непристойное предложение, бросив охальнику в лицо грязные деньги, чем взбесила Николая. Они переругались, и он выставил ее вон. До рукоприкладства не дошло. С тех пор Николая она не встречала, ничего в квартире не брала. Вскоре уехала к матери в село.

На вопрос судьи, почему ее показания противоречат фактам, изложенным в явке с повинной, Венера парировала: принудили ее. Якобы били по голове палкой, пинали, но синяков и ссадин на теле не было. Оперативный работник В. ударов Венере не наносил. Зачем же Венера впоследствии призналась в преступлении следователю, подтвердив факты, указанные в явке? Как же не признаться, если на нее "нагнали жути": показали фотографию трупа. Николай это был или другой мужчина — не разобрать…

Допустим, принудили Венеру к явке. Но, кроме письменного признания, существует целый "букет" доказательств, подтверждающих ее вину. Например, пятна крови на ее кофте. В суде Венера заявила: кофта не ее, подружка дала поносить. Допросили подружку. Та заявила: свои вещи никому не давала. Помнит, что Венерина кофта была очень грязной. Приятельствуют они больше года. Венера — девушка спокойная, хорошая, правда, в рюмку часто заглядывает да живет на средства от продажной любви. Подружка припомнила, что в конце февраля Венера вдруг загрустила, замкнулась, запила, стала не в меру рассеянной, на вопросы отвечала невпопад. Вскоре уехала в деревню к матери, которую не видела семь лет.

С кофтой номер не прошел, но Венера тут же "вспомнила", что после ссоры с Николаем какой-то мужик разбил ей нос. Хорошо, примем к сведению инцидент с мифическим мужиком. Но как объяснить, что на рукаве злосчастной кофты нашли микрочастицы крови, которые, по заключению экспертов, принадлежат Николаю? Помнится, Венера утверждала, что до рукоприкладства дело не дошло. Припертая к стенке, призналась: той ночью оскорблениями дело не обошлось. Причиной ее негодования стало непотребное предложение. Николай, обнажившись, предложил обмазаться вареньем и обваляться в перьях. Он встанет на стол, а Венера, изображая курицу, должна бегать вокруг него и кудахтать. За исполнение своей фантазии Николай и назначил цену в тысячу рублей. Венера отказалась, чем разозлила клиента. Тот осыпал "привереду" матом и ударил кулаком по лицу. Венера упала, ощутив соленый вкус крови.

Если верить ее словам, она сразу же ушла из нехорошей квартиры, пальцем не тронув извращенца. Но объяснить происхождение крови Николая на ее одежде Венера так и не смогла. В противном случае пришлось бы обратиться к явке с повинной, которую "ее принудили написать".

Следователи допросили сестру Венеры, которая скорректировала образ "хорошей" девушки. Они не общаются много лет: сестра не приемлет ее аморальный образ жизни. С 17 лет Венера пошла вразнос: стала пить, заниматься проституцией, пристрастилась к наркотикам, что не помешало ей стать матерью. Ребенка бросила, когда тому исполнилось пять лет. Суд лишил ее родительских прав, с тех пор о малыше заботится сестра.

Читать дальше  Штраф за превышение скорости 2018 года сколько

В явке с повинной Венера написала следующее: получив отказ, Николай разозлился, разорался. Ударом кулака свалил ее на пол. Она решительно поднялась, желая отомстить извращенцу. Схватив со стола нож, дважды ударила в живот. Николай грохнулся на пол, однако не успокоился, продолжая поносить Венеру. Сжав нож, она кинулась на обидчика и с остервенением вонзала лезвие до тех пор, пока тот не замолк. Впоследствии заявила, что нанесла не больше двух десятков ранений, однако эксперты насчитали более 50 только поверхностных ранений кожи.

Осознав, что убила человека, Венера не бросилась вон из квартиры. Отмыв руки от крови, подошла к остывающему телу и вложила нож в правую руку Николая — пусть думают, что он сам себя так искромсал. Хитрая Венера не сообразила, что даже в порыве дикой злобы человек физически не может вонзить нож себе в лопатку. Поведение доказывает наличие у Венеры задатков рецидивистки. Во всяком случае в хладнокровии ей не откажешь. Осмотрев квартиру, она прихватила два сотовых телефона, электрический чайник, вазу. Дверь закрыла ключом, который выкинула в сугроб. На следующий день похищенное продала и уехала к маме в деревню, где ее и задержали.

Отказавшись от показаний и явки с повинной, Венера затянула процесс. В суд вызывали двух понятых, которые свидетельствовали, что обвиняемая добровольно показывала, как наносила удары, рассказывала о деталях. Даже объяснила раны на спине жертвы: защищаясь, Николай пытался увернуться от лезвия, она же била, куда ни попадя.

Как ни парадоксально, но к числу смягчающих вину обстоятельств суд отнес "признание вины в ходе предварительного следствия и явку с повинной", от которой Венера так яростно открещивалась. Оказывается, чтобы признать "явку" недействительной и узаконить отказ от чистосердечного признания, необходимо письменное заявление от подсудимого. Однако Венера лишь на словах поносила "мучителей" — следователей и оперов. А ну как поверят? И не поверили, и доказали — виновна. Заварив "отказную" кашу, Венера ничего не потеряла. Срок-то все равно скостят, ведь явка в любом случае остается в силе.

Подобное поведение подсудимых стало чуть ли не нормой в нынешнем судопроизводстве. Может, необходимо изменить практику и учитывать устный отказ от явки? Если доказательства, собранные следствием, неоспоримы, то и сроки "отказникам" выносить по всей строгости закона, а не снижать на четверть от высшей планки? Справедливо ли проявлять гуманность и делать поблажки тем, кто рвал на себе рубаху, огульно обвиняя всех и вся в избиении и принуждении к явке? Подобная безнаказанность лжецов авторитета судебной власти не добавляет. В конкретном случае все же важна суровость наказания.

…Венера предстала перед судом, имея условный срок приговора за мошенничество. За все скопом получила восемь с половиной лет лишения свободы в колонии общего режима. По приговору суда с нее должны взыскать более 50 тысяч рублей в счет возмещения материального вреда, моральный оценен в 200 тысяч.

Имена изменены, совпадение может иметь случайный характер. Автор благодарит суд Ленинского района за предоставленный материал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector