Бесплатная консультация юриста
Круглосуточно
Звоните сейчас!
+7 (499) 322-26-53

Недопустимые доказательства по уголовному делу

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

2.1) предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Комментарии к ст. 75 УПК РФ

1. Правильнее было бы настоящую статью именовать "Недопустимые сведения". Все доказательства должны обладать свойством допустимости. Если сведения, которые обнаружены (собраны) следователем (дознавателем и др.), недопустимы (получены с нарушением закона), значит, в данном конкретном случае орган предварительного расследования не располагает доказательством по уголовному делу.

2. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона, не только в силу ст. 75 УПК, но и в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ.

3. Допустимость доказательств — это их соответствие нормам нравственности, истинности, а равно требованиям закона относительно источника, способа собирания и вовлечения в уголовный процесс сведений.

4. Решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, суды могут руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" и п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия".

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5.

5. Решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в п. 3 ч. 2 коммент. ст., суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение. В силу ч. 7 ст. 235 УПК при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Там же.

6. Процессуальные источники, в которых содержатся сведения, не отвечающие нормам истинности или нравственности, не должны признаваться доказательствами. Примером доказательства, не соответствующего нормам истинности, могут быть показания допрошенного в качестве свидетеля экстрасенса о месте, где зарыт труп, или о приметах преступника, если, с его слов, он узнал эти сведения с помощью магии. Уровень развития нашего общества и представлений об иррациональных явлениях не позволяет протокол следственного действия, содержащий такую информацию, даже правильно с точки зрения закона оформленный, признать допустимым доказательством.

7. Вполне правомерно признать недопустимым доказательством протокол допроса, содержание которого изложено в нецензурных выражениях, даже когда он полностью соответствует сказанному на допросе.

8. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона (недопустимыми), если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

9. Не любое нарушение требований УПК приводит к тому, что доказательство становится недопустимым. Несущественное, бесспорно не влияющее на доказательственное значение закрепленных в доказательстве сведений нарушение не должно влечь за собой признание доказательства недопустимым. Не следует, к примеру, признавать недопустимым протокол следственного действия, если вместо имени и отчества, как требует п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК, участвующего в нем должностного лица органа дознания в протоколе указаны лишь инициалы последнего.

10. В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и на основании ст. 49 УПК каждый задержанный, заключенный под стражу, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента фактического его задержания и даже на более раннем этапе расследования, а каждый обвиняемый в силу указанной конституционной нормы и на основании ст. 47 УПК имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента предъявления обвинения. При нарушении этого конституционного права все показания задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого и результаты следственных действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться судом как доказательства, полученные с нарушением закона.

11. Примерами доказательства, полученного с нарушением закона, могут служить: протокол допроса подозреваемого, обвиняемого, его супруга и близкого родственника без разъяснения им ст. 51 Конституции РФ и с одновременным предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний ; заключение эксперта, когда постановление о назначении судебной экспертизы не было своевременно (до производства судебной экспертизы) предоставлено обвиняемому, чтобы он мог заявить отвод эксперту, представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д. (см. также комментарий к ст. 282 УПК).

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // Там же. С. 188 — 189; Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 2 марта 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 5.

См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31 мая 1995 г. // Российская юстиция. 1995. N 11.

12. В случае признания доказательства полученным с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре" // Там же. С. 150.

13. По общему правилу недопустимые доказательства не должны участвовать в процессе доказывания не только при рассмотрении дела судом присяжных, но и в обычном порядке, не только в судебных, но и в досудебных стадиях.

14. Не только обвинительные, но и оправдательные сведения должны фиксироваться без нарушения закона. Между тем признание доказательства недопустимым — это не обязанность, а право суда. В связи с этим суд может, исходя из обстоятельств дела и хода его расследования, не признавать недопустимым оправдательное или смягчающее наказание доказательство.

15. Показания обвиняемого (подозреваемого), данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подсудимым в суде, не имеют юридической силы и тогда, когда участие в данном деле и, соответственно, в данном допросе защитника было обязательно, и когда обвиняемый (подозреваемый) по собственной инициативе отказался от помощи защитника на предварительном следствии. О случаях, когда участие защитника в деле обязательно, см. содержание и комментарий к ст. 51 УПК.

16. См. также комментарий к ст. ст. 7, 39, 73, 74, 335, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК.

Читать дальше  Справка оплате медицинских услуг представления

Согласно основному закону страны запрещено использовать недопустимые доказательства в уголовном процессе. Только добытые законным путем улики принимаются и исследуются председательствующим. Какие доказательства признаются недопустимыми, регулирует ст. 75 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. В суде улики, собранные противоправными действиями, отклоняются и не рассматриваются, даже если они подтверждают или опровергают вину подсудимого.

Понятие доказательства в уголовном процессе

Поэтому прежде чем предъявить доказательства председательствующему, стороны обвинения и защиты обязаны удостовериться, что факты добыты законными способами, и подтвердить это документально. Доказательства – это данные, предметы, документы, с помощью которых органы дознания устанавливают,было ли совершено или нет противоправное деяние. С помощью этих данных следователи, прокурор и председательствующий определяют вину подозреваемого, а впоследствии обвиняемого и подсудимого.

Роль таких данных важна, без них невозможно расследование уголовного дела.Основываясь на них, стороны доказывают или опровергают вину подсудимого. Поэтому важно относиться к собранным данным серьезно и добывать законным способом. Не должно быть никаких нарушений действующего законодательства при сборефактов, предметов и документов, необходимых для установления истины.

Данные делятся на два вида:

Такую классификацию предлагает Уголовно-процессуальное законодательство, беря за основу принцип законности в уголовном процессе. Согласно этому принципу органы дознания, следователи, прокуроры, судьи,и другие должностные лица должны строго следовать нормам, закрепленным в Конституции РФ и УПК РФ, не нарушая их.

Определение недопустимых доказательств

Недопустимые доказательства – это данные, которые нельзя использовать ввиду их неправомерности. То есть, предметы, документы, данные и показания, добытые с нарушением действующих федеральных законов.

К таким фактам относятся:

  • документы;
  • предметы;
  • показания;
  • результаты обысков;
  • результаты очных ставок;
  • аудио- и видеозаписи;
  • другое.

Законодательство растолковывает, какие еще данные не принимаютсяпредседательствующим. К ним будут относиться факты, добытые с нарушением процессуальных норм, неправильно документированы илисобраны следователем, который не участвует в расследовании дела. Если экспертиза сделана до возбуждения уголовного дела, то результаты председательствующими не принимаются.

Ч. 1 ст. 75 УПК РФ говорит, что недопустимые доказательства юридической силы не имеют и не могут быть приняты ни в пользу стороны обвинения, ни в пользу стороны защиты.

Из материалов дела изымаются документы, в частности,протоколы, составленные во время проведения следственных действий.

Причинаизъятия – намеренная замена одного документа другим:

  • замена протокола добровольной выдачи актом о выемке;
  • замена протокола обыска протоколом изъятия;
  • протокол о проверке показаний на месте заменен актами об осмотре с участием свидетелей и других сторон судопроизводства или с результатами следственного эксперимента.

Если такие действия совершены, то следователь и его команда отвечают по строгости закона.

Виды недопустимых доказательств

Законодательство не дает закрытого списка ничтожных данных, поэтому чтобы разобраться, что относится к ничтожным фактам, а что нет, нужно знать их виды.

К таковым относятся:

  • улики, добытые незаконным путем или с применением силы, служебного положения;
  • показания обвиняемого, собранные в ходе следствия в момент отсутствия защитника, в том числе если подозреваемый отказался от защитника;
  • показания обвиняемого, которые он не подтвердил в процессе разбирательства;
  • показания, собранные от потерпевшей стороны, свидетелей и других участников судопроизводства, опирающиеся на догадки или слухи, не имеющие никакого подтверждения или полученные из источника, который не может быть назван;
  • ряд других фактов, добытых путем нарушения кодекса.

Любая улика признается недопустимой, если она добыта незаконным путем. Но нужно различать, какие данные нельзя применить ввиду их неправомерности, а какие можно, даже если они получены путем нарушения законов.

Если в разбирательстве участвует малолетний свидетель, допрошенный без присутствия педагога, то его показания председательствующий не рассмотрит. Здесь не нарушен закон, но во время допроса свидетеля на него могло оказываться психологическое давление. А также если этого свидетеля не оповестили о его правах согласно Конституции и не объяснили важность дачи правдивых показаний, или разъяснение прав очевидцу было искажено, то такие показания считаются ничтожными.

Данные не могут быть использованы председательствующим, если онисобраны:

  • с применением психологического воздействия на опрашиваемую сторону;
  • путем применения силы и угрозы физической расправы над опрашиваемым и/или его близкими;
  • способами, не позволяющими опрашиваемому адекватно и трезво оценивать происходящее и контролировать свои действия;
  • путем введения в заблуждение стороны относительно ее конституционных прав при даче показаний.

Должностное лицо не вправе применять способы, ущемляющие свободу и права личности, и наносящие вред ее психическому и/или физическому здоровью при сборе нужных ему сведений.

Критерии признания исследуемых доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы признать показание неправомочным, нужны факты, подтверждающие это. Такими доказательствами являются документы, регистрирующие начало проведения оперативных действий до возбуждения уголовного дела.

Улика признается ничтожной, если:

  • она получена субъектом, неправомочнымзаниматься сбором фактов и нарушившим законы о подсудности и подследственности. То есть, действия субъекта не подкреплены и разрешены документально. Разрешение на проведение оперативных действий предоставляет следователь и/ или прокурор;
  • она добыта из источника, который не называется или не указан в УПК;
  • для получения данных оперативная деятельность проведена с нарушением законодательных норм;
  • для сборафактовне проведены следственные действия.

Если проведена экспертиза предмета одежды предполагаемого виновника происшествия, хотя разрешающих документовна это нет, то ее результаты признаются ничтожными. Законодатель четко говорит об этом в федеральных законах.

Задача следователя на этапе сбора сведений и данных – следить за тем, чтобы все действия его и его команды проводились, не нарушая законодательство. В противном случае все, что будет получено, не примет суд.

Лица, имеющие право собирать данные

Законодательство установило закрытый список лиц, имеющих право получать данные для расследуемого дела.

К этим лицам относятся:

  • дознаватель;
  • следователь;
  • прокурор;
  • защитник;
  • суд.

Остальные лица, согласно законодательству, признаются ненадлежащими субъектами и не имеют право заниматься поиском данных. В противном случае полученные сведения не приобщаются к делу и в суде не предоставляются.

В судебной практике зафиксированы прецеденты, когда неправомочное лицо собирало улики. Такие данные председательствующий отверг, как полученные незаконным путем. Если они получены от любой стороны должностным лицом с использованием своего положения и с применением угроз лично допрашиваемой стороне или ее родным и близким, то такие данные тоже считаются ничтожными.

Лица, которые злоупотребляют положением во время следствия, подлежат наказанию, согласно Уголовному кодексу.

Источники, относящиеся к ненадлежащим

Данные в ходе расследования собираются из разных источников, которыми выступает:

  • лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело;
  • лицо, чьи права нарушены или нанесен вред здоровью или имуществу;
  • лицо, выступающее свидетелем по расследуемому делу.

Априори эти источники являются достоверными, если не доказано иное. В процессе следствия может выясниться, что сведения, полученные от источника, невозможно использовать в дальнейшем расследовании, так как источник признан ненадлежащим.

К таким источникам относятся:

  • лица, не отвечающие за свои слова и действия ввиду психического расстройства или физических особенностей организма;
  • лицо, которое отказывается называть своего информатора;
  • сведения, полученные от несовершеннолетних и малолетних свидетелей при отсутствии педагога или законного представителя;
  • допрашиваемый, не предупрежденный об отказе от дачи показаний против родных и близких;
  • лицо, изначально проходившее по делу как подозреваемый, а позже допрошенный как свидетель;
  • гражданин, личность которого не проверена.

Даже если эти источники содержат важную информацию, помогающую раскрыть дело, их сведения в суде не обладают юридической силой. Законодатель относит к ненадлежащим источникам заверенные нотариусом документы, но не зафиксированные в протоколе следствия.

Сторонам обвинения и защиты не стоит опираться на сведения, полученные от указанных выше лиц. Защита или обвинение, опирающиеся на эти факты, не примутся судом.

Результаты, полученные в ходе его исследований, председательствующий может не принять, если эксперт:

  • некомпетентен в исследуемом вопросе;
  • присовокупил своё мнение к результатам;
  • эксперту не озвучено, что наступает ответственность за составление ложного акта;
  • участвовал в деле на ранних этапах как консультант и у него свой интерес в исходе дела.
Читать дальше  Сокращение штата или численности в чем разница

Даже если мнение эксперта решающее в суде, но оно составлено с нарушением установленных правил, то это мнение отклоняется и рассмотрению не подлежит.

Ошибки при составлении обвинительного заключения

Перед тем как передать дело в суд, составляется обвинительное заключение. Это документ, содержащий в себе обвинительный вывод и обоснования направления дела в суд. Он составляется следователем, а прокурор утверждает заключение.Зафиксированы прецеденты некорректного оформления заключения. Это дает возможность оспорить его в суде.

Заявление составлено некорректно, если:

  • факты заменены выводами следователя с использованием стандартных фраз (знал, по заранее составленному плану и т.д), но при этом выводы ничем не подтверждаются;
  • искажение полученных от свидетелей и других участников предварительного следствия сведений путем внесения новых фактов, о которых не рассказывалось;
  • приведение цитат из показаний, носящих исключительно обвинительный уклон;
  • отсутствие доводов в пользу обвиняемого;
  • приложение перечня доказательств без описания.

Если найдена хотя бы одна ошибка в заключении, сторона защиты вправе требовать от председательствующего пересмотреть заключение.

В обязательном порядке адвокат знакомится с приложенными к делу документами и проверяет правомерность.

Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы улику признали юридически недействительной, стороны подают ходатайство об исключении данной улики из дела. В прошении указывается основание для признания факта неправомочным. Суд либо удовлетворяет ходатайство,либо отказывает в удовлетворении. Но чаще факты исключаются из дела. Данное процессуальное действие регулирует ст. 235 УПК РФ.

В статье сказано, что подаваемое ходатайство содержит:

  • улику, которую требуется исключить;
  • обоснования, подтверждающие необходимость исключения сведений, при условии, что они зафиксированы в УПК.

О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

Статья посвящена проблемам процессуального порядка признания доказательств недопустимыми в судебном следствии.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ, «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Фактически ст. 75 УПК РФ призвана предупредить нарушения и ошибки, которые были допущены органом предварительного следствия в ходе расследования уголовного дела. В данной статье речь идет о процессуальном порядке признания доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Не всегда суды выполняют требования закона при разрешении ходатайств о признании доказательств недопустимыми. В ходе судебного следствия чаще всего сторона защиты при заявлении такого рода ходатайств сталкивается со следующими отступлениями от закона со стороны суда:

1. Суд разрешает ходатайство защитника на месте, не удаляясь в совещательную комнату. Выслушав мнение сторон, дает незамедлительно ответ «Ходатайство необоснованно и не подлежит удовлетворению». При этом не всегда мотивирует свое решение. В таких случаях суд ссылается на ч. 2 ст. 256 УПК РФ, в которой прямо не указано, что для разрешения ходатайства об исключении доказательств суду необходимо удаляться в совещательную комнату.

В этом случае игнорируется ст. 122 УПК РФ, согласно которой суду необходимо выносить постановление. Думается, что вопрос о признании доказательств недопустимыми требует не только тщательного анализа судом, но и ввиду сложности вопроса вынесения мотивированного постановления в виде отдельного процессуального документа.

2. Суд не принимает ходатайство стороны защиты об исключении доказательств, разъясняя, что оно заявлено преждевременно. Его необходимо заявить после исследования всех доказательств по уголовному делу. Такими действиями суд нарушает ч. 1 ст. 120 УПК РФ в которой указано, что стороной защиты ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу.

3. Суд, приобщая ходатайство об исключении доказательств к материалам уголовного дела, не разрешает его в установленном законом порядке. При этом заявляет о том, что доводы ходатайства будут проверяться в ходе судебного следствия, а при производстве в судебном следствии попытается нейтрализовать допущенные процессуальные нарушения, чтобы в последующем при поддержке стороны обвинения мотивировать свой отказ.

И в этом случае суд нарушает ст. 121 УПК РФ, в которой имеется указание на то, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного слушания, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Суд приобщает ходатайство и удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление об отказе в его удовлетворении. Мотивировочная часть состоит из перечисления многочисленных норм УПК РФ, без указания на доводы и аргументы. Суды в таких случаях обычно не утруждают себя правовой аргументацией, обосновывающей принятое процессуальное решение.

Читать дальше  Требования к местам массового пребывания людей

Так, например, Ш., К., В. обвинялись в групповом изнасиловании. Стороной защиты в ходе судебного следствия несколько раз заявлялось ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а именно, протокола выемки одежды потерпевшей Т. и протокола осмотра джинсов и футболки, из которых усматривалось, что и джинсы и футболка не имеют каких-либо особенностей и повреждений. Потерпевшая Т. пояснила, что после случившегося она уже несколько раз носила джинсы и футболку, и два или три раза стирала их в стиральной машинке. В ходе очной ставки потерпевшая Т. также показала, что одежда цела и не имеет повреждений. Однако, в ходе судебного следствия при осмотре одежды был установлен разрыв майки по шву, и потерпевшая показала, что он образовался вероятно тогда, когда обвиняемые насильно ее раздевали.

Органами предварительного следствия не были установлены индивидуальные признаки в виде разрыва по шву и не были описаны в протоколе осмотра, однако одежда признана по делу вещественным доказательством. Суд, отказывая в признании данного доказательства недопустимым, и обосновывая его, сослался на то, что потерпевшая под воздействием обстоятельств насилия могла забыть о поврежденной футболке, и вспомнила о повреждении и только в суде в процессе осмотра.

При этом суд сослался на статьи УПК РФ, регламентирующие порядок выемки, описания вещественных доказательств (не заострив внимание на том факте, что следователь при осмотре не обнаружил повреждения на футболке), а также суд не проанализировал содержание протокола очной ставки. Соответственно, суд нарушает требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть не только законным, обоснованным, но и мотивированным.

4. Суд приобщает ходатайство стороны защиты к материалам уголовного дела, удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление, в котором отказывает в исключении доказательств. Мотивация такого постановления «ходатайство будет разрешено лишь при постановлении приговора, в связи с тем, что будет дана оценка собранным доказательствам не только с точки зрения допустимости, но и достоверности». И такие случаи не редкость в судебной практике. Суд нарушает ст. 121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления. В качестве подтверждения необходимо привести в качестве примера решение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. № 42-О.

Квалифицированная юридическая помощь по уголовным делам связанным с наркотиками.

Обжалование приговоров, составление жалоб, оценка дела, разработка стратегии защиты — во всех регионах!

Защита адвокатами по наркотикам в Москве и Московской области.

+ 7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60

Иногда суды желают создать видимость соблюдения уголовно-процессуального законодательства. В этом случае суд может частично удовлетворить ходатайство, и исключить малозначительное доказательство, которое не повлияет на разрешение дела по существу. В судебной практике, чаще всего исключаются из доказательств показания подозреваемого, обвиняемого, очные ставки, не подтвержденные в суде, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, а также объяснения указанных лиц.

Показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке и предположении. Крайне редко суды исключают основополагающие доказательства, например, протокол обыска и изъятия наркотических средств и оружия. Исключение одного такого доказательства автоматически влечет признания недопустимыми доказательствами всех производных от него доказательств по правилу «плодов отравленного дерева» и может привести к оправдательному приговору.

Хочу затронуть еще одну проблему, касающуюся процессуального порядка исключения доказательств.

В соответствии со ст. 235 УПК РФ суд может рассматривать и разрешать ходатайства об исключении доказательств на стадии предварительного слушания. Исключение доказательств именно на этой стадии имеет своей целью оградить суд от воздействия на него доказательств, полученных с нарушением закона.

Приведем пример. Суд рассматривает уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе предварительного слушания исключается протокол обыска, в ходе которого был изъят пистолет. Фактически протокол обыска является основополагающим процессуальным документом, на котором строится вся доказательственная база по уголовному делу. И в этом случае необходимо исключить из доказательств заключение эксперта, показания понятых и др. доказательства.

Очевидно, что такое решение суда приведет к завершению судебного разбирательства. Исключение из доказательств протокола обыска будет означать необходимость вынесения оправдательного приговора. Нормы УПК РФ не позволяют в ходе предварительного слушания принимать решение об оправдании подсудимого. Анализ судебных актов Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что суды в ходе предварительного слушания крайне редко исключают доказательства, особенно те, которые являются основополагающими.

Суды стараются сохранить видимость беспристрастности и «нейтралитета» до более поздних стадий судебного разбирательства и одновременно постараться исследовать недопустимое доказательство в ходе судебного следствия. Именно по этой причине сторона защиты редко заявляет ходатайство об исключении доказательств на предварительном слушании, понимания, что в удовлетворении ходатайства суд откажет, а прокурор получит возможность для «нейтрализации» последствий допущенных нарушений в дальнейшем.

Таким образом, сложившаяся судебная практика превращает ст. 235 УПК РФ в «мертвую» процессуальную норму. Рассмотрим позицию стороны обвинения при рассмотрении ходатайств об исключении недопустимых доказательств, а именно, прокурора участвующего в судебном следствии. Согласно п. 1.9 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а именно п. 1.9 «прокурор осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, должен добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка».

В соответствии с. ч. 1 ст. 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации. По смыслу вышеприведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо самостоятельно ходатайствовать об этом перед судом. И только в редких случаях государственный обвинитель соглашается исключить малозначительное доказательство.

Автором изучено около ста уголовных дел (в том числе и непосредственное участие в их рассмотрении). Ни в одном из них государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона органами дознания и следствия, как будто ими никогда закон не нарушается. На основании анализа судебно и прокурорской практики признания доказательств недопустимыми можно сделать несколько выводов.

Судебная практика изобилует случаями нарушения уголовно-процессуального закона относительно признания доказательств недопустимыми и часто идет на нарушения норм связанных с процедурой исключения. Варианты вынесения решений по этому поводу были описаны автором в статье. Такие отступления от закона указывают на то, что суды не готовы соблюдать закон в части признания доказательств недопустимыми и в целом беспристрастно рассматривать уголовное дело.

Прокурорская практика указывает на то, что государственные обвинители часто, не выполняют требования процессуального закона, препятствуют стороне защиты и суду в реализации конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Такие действия можно обосновать только тем, что интересы поддержания обвинения превалируют над интересами соблюдения законности. Формальный подход к рассмотрению ходатайств о признании доказательств недопустимыми с точки зрения закона, будет свидетельствовать о нарушении принципа законности при принятии судом процессуального решения об исключении доказательств.

Автор: О.Н. Палиева

Подробная информация собрана в следующих статьях:

«>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector