Является ли видеосъемка доказательством в суде

Не так давно Президент России Владимир Путин подписал закон о поправках в КоАП РФ, которые сняли неопределенность в вопросе об использовании материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, а также сведений, размещенных на иных носителях информации, в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Так, теперь фактические данные, зафиксированные указанными способами, признаются документами и выступают в качестве доказательств по административным делам (п. 2 ст. 26.7 КоАП РФ). По задумке авторов закона эти изменения должны решить проблему, когда судьи определяли по своему усмотрению приобщать ли к делам записи видеорегистраторов и иные подобные свидетельства или нет. Правда, пока поправки коснулись только административного судопроизводства – в АПК РФ, ГПК РФ и УПК РФ действуют правила, согласно которым решающий голос в вопросе об использовании для вынесения решения по делу сведений, закрепленных при помощи различных технических средств, остается за правоохранительными органами и судом (ст. 64, ст. 89 АПК РФ, абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 2 ст. 84 УПК РФ). Отметим, что в Госдуме в настоящее время обсуждаются аналогичные инициативы 1 , согласно которым суды могут обязать рассматривать материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в судебном процессе.

На первый взгляд может показаться, что бесспорное отнесение законом видеозаписи к источникам, содержащим сведения по делу, позволит участникам судебного процесса, опираясь на сделанную запись, безусловно отстоять свою позицию. Однако такой подход не вполне справедлив. Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Аналогичные правила содержатся и в ст. 68 АПК РФ, и в ст. 75 УПК РФ, а также в ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ и ч .1 ст. 61 КАС РФ. Таким образом, произвести видеозапись того или иного события и отнести отснятый материал в суд – это только полдела. Самым главным условием легализации видеоматериала, то есть придания ему доказательственной силы, является соблюдение требований законов во время осуществления записи. Рассмотрим, в каких рамках должен действовать гражданин, собирая видеодоказательства.

Все средства хороши?

Конституция РФ гарантирует гражданам России право "искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом", а также право на судебную защиту прав и свобод (ч. 4 ст. 29, ст. 46 Конституции РФ). При этом под информацией понимаются сведения (сообщения) независимо от формы их представления (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее – Закон № 149-ФЗ). Кроме того, согласно п. 2 ст. 45 Конституции РФ, граждане вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одновременно гражданское законодательство допускает самозащиту гражданских прав (абз. 8 ст. 12 ГК РФ). В то же время право на самостоятельную защиту прав не абсолютно. "Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения", – говорит закон (абз. 2 ст. 14 ГК РФ). Между тем ГК РФ не ограничивает круг возможных действий гражданина, при помощи которых он может защитить принадлежащие ему права. Так, в качестве одной из форм самозащиты может выступать и видеосъемка, как способ доказывания факта нарушения права. При этом значение будет иметь лишь отсутствие несоразмерного вреда, причиненного нарушителю съемкой, и наличие оснований для применения данного способа защиты прав – нарушение принадлежащего гражданину права (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2014 г. № С01-942/2014 по делу № А41-37813/2013).

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса МГУ имени М.В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов (Филиал № 91 МОКА), к. ю. н.:

"Режим видеозаписи как средства доказывания различен в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессах. От этого напрямую зависит порядок их представления, исследования, оценки, хранения и возврата сторонам. В целом различия заключаются в разном подходе к природе видеодоказательств. К примеру, в ст. 89 АПК РФ они обозначены как "иные документы и материалы", в ст. 84 УПК РФ – как "материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи", что юристами трактуется как их отнесение к письменным или вещественным доказательствам. Однако наиболее ценный и перспективный подход, на мой взгляд, реализован в ГПК РФ и КАС РФ, где аудио- и видеозаписи имеют собственный правовой регламент. Такой подход позволил создать достаточно прозрачный и понятный механизм вовлечения таких записей в процесс в качестве доказательств. УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ в этом смысле следует признать "отстающими", так как, по сути, самостоятельного регламента этого вида доказательств они не содержат".

Как правило основную сложность при самозащите права путем создания доказательств вызывают случаи, когда объектом съемки выступает человек. Практика легализации таких материалов крайне противоречива. В первую очередь это связано с тем, что Конституция РФ защищает право на неприкосновенность частной жизни и не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни граждан без его согласия (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). В частности, за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрено наказание вплоть до двух лет лишения свободы (ч. 1 ст. 137 УК РФ). Кроме того, бытует мнение, что любая съемка человека является незаконной, если на это не было получено от него согласия. Так, согласно ГК РФ, изображение гражданина – это особо охраняемое и принадлежащее гражданину от рождения нематериальное благо (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Право на охрану изображения гражданина закреплено в ст. 152.1 ГК РФ, в силу которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. В то же время, такое согласие не требуется в случаях, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах – например, в ходе просмотра видеозаписи судьей, либо изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения (подп. 1-2 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ, п. 44 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). Таким образом, очевидно, что запись, сделанная при помощи камеры видеонаблюдения, установленной, например, в магазине, или автомобильного видеорегистратора, не нарушает прав граждан и скорее всего будет принята судом в качестве доказательства (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25 апреля 2016 г. № 08АП-1065/16, апелляционное постановление Псковского областного суда от 30 марта 2016 г. по делу № 22-174/2016).

Другое дело – материалы, полученные в результате скрытой съемки, не говоря уже о видеодоказательствах, полученных в приватной обстановке, например, в жилище. Судебная практика легализации таких видеоматериалов неоднозначна. Так, суды отмечают, что доказательства, полученные в результате видеосъемки скрытой камерой незаконны, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2013 г. по делу № 33-2948/2013). Вместе с тем нередко суды признают право на ведение скрытой съемки, как соразмерный и допустимый способ самозащиты, который отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств, однако при условии, что при этом не была нарушена личная или семейная тайна (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2013 г. № 15АП-11730/13 по делу № А32-12818/2013, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 10 июля 2012 г. по делу № 33-8799/2012, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 16 января 2012 г. по делу № 33-142/2012). Кроме того, не следует забывать, что не только факт скрытой съемки может свидетельствовать о нарушении закона, но и технические средства видеозаписи сами по себе могут быть незаконными. Более того, УК РФ предусматривает уголовную ответственность за приобретение, изготовление и продажу специальных технических средств, предназначенных для получения негласной информации (ст. 138.1 УК РФ). Например, состав преступления может образовать камуфлирование видеокамеры под пожарный датчик, зажигалку часы и т. д.

Слово за экспертом

Не менее важной для суда характеристикой видеозаписи, помимо допустимости, является ее достоверность. Как рассказал порталу ГАРАНТ.РУ эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО "Судебный эксперт" Георгий Черепенько, в случае, если у судьи возникли сомнения в том, что видеозапись не подвергалась монтажу и является подлинной, ее достоверность может быть подтверждена, например, заключением эксперта, полученным в результате исследования видеосвидетельства. Так, круг проблем, решаемых видеотехнической экспертизой, достаточно широк и включает в себя вопросы, связанные как с обстоятельствами, зафиксированными на исследуемой видеозаписи, так и с техническими особенностями самой видеозаписи, способом ее получения и т. д. Инициатор проведения такого исследования может вынести на разрешение эксперта любой вопрос, связанный с данной видеозаписью и имеющий значение для рассматриваемого судом дела. Кроме того, специалист, пользуясь правом экспертной инициативы, может переформулировать его наиболее подходящим образом. Сама процедура исследования, добавляет эксперт, обычно не занимает много времени – как правило эксперту требуется на ее проведение от трех дней до двух недель. При этом, уточняет Георгий Черепенько, стоимость видеотехнической экспертизы записи длительностью до 10 минут составляет обычно около 15 тыс. руб.

Читать дальше  Почему при оплате за капремонт берут комиссию

Если обстоятельства не позволяют оперативно передать видеозапись для проведения экспертизы, или непосредственно в суд, носитель с записью можно поместить на хранение в банковскую ячейку, впоследствии доступ к которой будет получен в соответствии с постановлением суда. Дата и время помещения записи на хранение будут зафиксированы сотрудниками банка.

Между тем вердикт специалиста зависит от множества факторов. По словам Георгия Черепенько, основными обстоятельствами, влияющими на выводы эксперта, которые впоследствии могут стать основой для признания видеоматериала судом подлинным, принято считать достаточность в представленных на экспертизу материалах. То есть продолжительность видеозаписи и ее качество и иные технические особенности должны позволить произвести исследование. Для максимального снижения вероятности неопределенного вывода, а также для того, чтобы заключение эксперта имело наиболее весомое обоснование рекомендуется представить всю имеющуюся по исследуемой видеозаписи информацию и проинформировать его об обстоятельствах дела. В некоторых случаях может потребоваться представить для исследования само устройство, на которое производилась видеозапись. Если же выполнить это требование невозможно, рекомендуется сообщить все имеющиеся сведения о его технических характеристиках. Кроме того, наличие необходимой технической базы также влияет на мнение специалиста. "При проведении таких исследований нередко требуется привлечение специалистов не связанных с криминалистикой: сотрудников киностудий, звуко- видеорежиссеров и т. д.", – добавляет эксперт-криминалист.

Георгий Черепенько, эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО "Судебный эксперт":

"Нередко выводы эксперта об отсутствии признаков монтажа в исследуемых видеозаписях носят вероятностный характер. То есть эксперт не в состоянии однозначно ответить на вопрос о подлинности представленных ему на исследование видеоматериалов. Обычно это объясняется техническими особенностями исследования видеоматериалов, а также большим количеством способов и методов их фальсификации. В таких случаях эксперт не в состоянии ответить на поставленный вопрос и вынужден признать влияние на результаты исследования "неизвестного науке фактора.

Если эксперт все же затруднился дать однозначный ответ, можно ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной экспертизы. Необходимость проведения именно дополнительной экспертизы продиктована тем, что, согласно требованиям закона повторная экспертиза проводится по тем же материалам, что и первичная, а этого недостаточно для более глубокого исследования (ч. 2 ст. 87 ГПК РФ, п. 2 ст. 87 АПК РФ, ч. 2 ст. 207 УПК РФ, ч. 2 ст. 83 КАС РФ). При проведении дополнительной экспертизы можно представить иные материалы в дополнение к имеющимся. Например, можно представить эксперту техническое устройство, на которое была произведена (или предположительно на которое была произведена) исследуемая видеозапись. Нередко наличие устройства записи становится важным обстоятельством для однозначного вывода эксперта".

Для повышения вероятности признания судом записи подлинной важно, чтобы она попала в руки специалиста как можно раньше, то есть период времени, в течение которого видеозапись находится у заинтересованного лица, был как можно более коротким. Как пояснил Георгий Черепенько, это требование объясняется современными возможностями злоумышленников выполнить высококачественный монтаж. "Технически невозможно в течение одного или двух дней качественно смонтировать 20-минутную видеозапись с частотой кадра в 25 кадров в секунду, однако это становится возможным за больший отрезок времени, например за месяц", – объясняет эксперт. Так, самым распространенным видом модификации видеозаписей является "вырезание" отдельных фрагментов видеоматериала или изменении последовательности аудио- и видеоряда. Между тем некоторые современные средства видеофиксации позволяют встроить в метаданные видеозаписи электронную подпись, и это существенно повышает вероятность легализации самой видеозаписи судом, добавляет эксперт.

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы "Яковлев и Партнеры", доцент МГЮУ имени О.Е. Кутафина, к. ю. н.:

"Чаще всего суд отклоняет видеодоказательства из-за плохого качества видеозаписи, поскольку невозможно установить лица и предметы, изображенные на них. Если суд отклонил видеозапись, следует привлечь эксперта к ее исследованию. По результатам экспертизы специалист сделает заключение, которое суд уже не сможет игнорировать. Однако не стоит думать, что привлечение эксперта – это панацея. Здесь все зависит от квалификации эксперта и учреждения, на базе которого проводится экспертиза. Например, в одном достаточно резонансном деле видеозапись, которая была цветной, экспертом признана черно-белой. Результатом этого стало признание судом видеозаписи "недопустимым доказательством", и, по мнению специалистов, невиновный человек был осужден".

С готовой записью в суд

Регламент представления видеозаписи в качестве доказательства по делу довольно четко прописан в ГПК РФ и КАС РФ (ст. 77 ГПК РФ, ч. 1 ст. 76 КАС РФ). Так, представляющая видеодоказательство сторона должна указать точные дату и время съемки, перечислить лиц, ответственных за ее проведение, условия съемки – наименование оборудования, при помощи которого произведена съемка, носителя данных, указать режим съемки, настройки оборудования. К примеру, для того, чтобы видеозапись автомобильного регистратора наверняка получила доказательственное значение по гражданскому делу о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, Всеволод Аргунов рекомендует представить ее на определенном материальном носителе, указав его конкретную марку и серийный номер (если имеется). Кроме того, юрист рекомендует сообщить суду следующие сведения: марку видеорегистратора, режим его работы (дневной, ночной, настройки цветопередачи, если использовались, режим записи – количество кадров в секунду); сведения о лице, производившем съемку; место установки регистратора в машине, время съемки, погодные условия съемки (ясно, дождь, снег и т. д.); обстоятельства, зафиксированные на записи, и имеющие значение для рассмотрения дела (например, номера транспортных средств, дорожную разметку, действия участников ДТП и т. д.). Также важно доказать факт соблюдения лицом, ответственным за съемку, прав иных лиц, попавших в поле зрения камеры – как правило, выполнить этот пункт сложнее всего, отмечает юрист. Только при наличии этих сведений суд сможет принять предъявленное видеодоказательство и объективно вынести решение по делу.

Доступность фото- и видеотехники для обычных граждан в последние годы возросла скачкообразно – сейчас довольно сложно найти человека, который не владел бы тем или иным записывающим устройством. Если еще в прошлом десятилетии случаи использования видеодоказательств в суде были единичными, то теперь ситуация в корне переменилась. Так, сейчас редкое дело о нарушении ПДД рассматривается без исследования видеозаписи, сделанной как сотрудником ГИБДД или стационарной камерой видеонаблюдения, так и самим нарушителем, либо другими участниками дорожного движения. Это же относится и к гражданским делам о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП.

В то же время ряд экспертов отмечает невысокую приспособленность процессуального законодательства для эффективного использования видеозаписей как судебных доказательств, в частности, по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. В этом они видят, помимо прочего, и поле для злоупотреблений. Так, по мнению Всеволода Аргунова, последние поправки в КоАП РФ по сути не вносят ничего нового в правовой режим видеозаписей по делам об административных правонарушениях. "Отсутствие в КоАП РФ специального регламента собирания, предъявления и оценки видеозаписей, как и в уголовном процессе, отдает вопросы их процессуального вовлечения и использования в суде полностью на усмотрение конкретного судьи, что нельзя признать оптимальным. Поэтому оба эти кодекса требуют серьезной доработки по модели ГПК РФ и КАС РФ, где в отношении таких доказательств закреплен хотя бы минимальный набор объективных требований, которые понятны и необходимы не только участникам процесса но и суду", – полагает эксперт.

Тем не менее анализ законодательства и судебной практики говорит, что видеозапись все же является достаточно эффективной формой самозащиты прав и при правильном закреплении видеодоказательств, они признаются судом допустимыми, относимыми и достоверными.

В настоящее время, когда у каждого в телефоне есть видеокамера, фотоаппарат и диктофон, считается, что запись станет лучшим доказательством правонарушения или преступления, нарушения чьих-либо прав и законных интересов. Всегда ли это так? И можно ли свидетельствовать против оппонента с помощью записанных данных, смс-переписки, чтобы доказать клевету, причинение материального ущерба и морального вреда, нарушение договора, упущенный срок выплаты задолженности и другие обстоятельства?

Изменения в законодательстве

Казалось бы, видео, фотографии, диктофонная запись — наилучший наглядный материал, с помощью которого можно доказать суду какой-либо факт. Однако не все так просто.

С 26 апреля 2016 года после утверждения ФЗ № 114 такие материалы обязательны к принятию в качестве доказательств по административным делам. До этого записи видеорегистратора, диктофона, судья мог принять, а мог и оставить без внимания.

В гражданском (ст. 55 ГПК РФ), арбитражном (ст. 64, 89 АПК РФ) и уголовном (ст. 84 УПК РФ) процессах продолжают действовать правила необязательности. Последнее слово, учитывать ли видеозапись или диктофонную запись как доказательство, остается за судьей после сверки всех фактов.

Любое доказательство приобщается к делу, если оно не нарушает действующих законов (ст. 55, 60 ГПК). Какие правовые нормы могут быть нарушены при сборе и представлении доказательств?

Неприкосновенность частной жизни предполагает, что съемка человека без его согласия незаконна. За вмешательство в личную жизнь даже предусмотрено наказание до 2 лет лишения свободы (ст. 137 УК). Такое препятствие снимается, если съемка ведется в общественных местах, куда проход разрешен без ограничений (ст. 152.1 ГК РФ).

Также видео- и фотоматериалы, на которых запечатлен человек, не требуют его согласия, если они предназначены для просмотра с целью решения государственных или общественных задач, в том числе для ознакомления с материалами дела судьей. Однако эти сведения должны быть получены с систем фото- и видеофиксации, которые установлены в общественном месте, например, это может быть камера в супермаркете, на улице, видеорегистратор в автомобиле. Такую запись суд, наверняка, приобщит к делу.

Вместе с тем некоторые технические средства в нашей стране также являются незаконными. Это видеокамеры, средства диктофонной записи и прочие, замаскированные под обычные вещи, например часы. Получение негласной информации таким способом несет ущерб объекту съемки и преследуется законом (ст. 138.1 УК).

Является ли запись доказательством правонарушения в суде

Если видео снято в общественном месте, то его должны принять как доказательство. А вот, что касается скрытой и приватной съемки, записи телефонного разговора, то в судебной практике такая защита прав неоднозначна.

Читать дальше  При отказе от иска госпошлина возвращается гпк

Чаще всего съемку скрытой камерой признают незаконной, а ее результаты, представленные как доказательство, — не имеющими юридической силы. Конечно, встречаются случаи, когда суд допускает тайную съемку как необходимое средство самозащиты, если при этом не нарушается личная тайна гражданина или его семьи, что может нанести особый моральный вред.

Если запись действий или разговора, подтверждающих нанесение физического или морального ущерба, нарушения других прав (например, выплата черной или серой зарплаты, клевета, нарушение условий договора), произведена на обычное записывающее устройство на частной территории, то суд, скорее всего, признает ее допустимой.

Однако придется доказать, что скрытая запись была необходима, а ущерб, причиненный объекту съемки, намного меньше причиненного лицу, защищающему свои права.

Видеозапись должна быть не только разрешенной с точки зрения закона, но и достоверной. Судья может засомневаться в ее подлинности, тогда потребуется привлечение эксперта для проверки. Такая процедура сверки стоит денег и занимает время от нескольких дней до нескольких недель.

Если по каким-то причинам не получается сразу представить видео в суд или эксперту, то рекомендуется сдать его на хранение в банковскую ячейку, чтобы в дальнейшем не возникало лишних сомнений, что запись могла быть подделана за прошедший период. Суд сделает запрос к доступу, и будет ясно, когда доказательство было помещено на хранение.

Установить подлинность эксперту поможет хорошее качество видео, технические характеристики устройства, на которое осуществлялась запись, а также иные параметры, необходимые для сверки.

Если вы заказываете товар в интернет-магазине, то доказать, что он пришел с браком может помочь видео. Можно снять процесс распаковки (почтовой посылки), достать вещь и засвидетельствовать брак. Такая запись подтвердит, что брак уже был, а не возник вследствие неправильной эксплуатации и других факторов. Увидев такое видео, продавец наверняка примет товар обратно и вернет деньги, не дожидаясь, пока покупатель пойдет в суд, чтобы взыскать компенсацию финансового ущерба и морального вреда.

Когда пригодится аудиозапись

В гражданском процессе часто какая-либо из сторон договора желает представить диктофонную запись в качестве доказательства. Например, наемный работник предъявляет запись разговора с начальником, чтобы подтвердить получение черной зарплаты, причинение морального вреда.

Очень часто диктофонная запись — это все, что есть у гражданина для защиты своих прав. В уголовном, гражданском или арбитражном процессе она может стать основным доказательством.

Однако не каждый аудиофайл может быть приобщен к делу. В судебной практике зачастую отказывают в принятии диктофонной записи в качестве доказательства, ссылаясь на множество оснований.
Первая причина, несомненно, — это незаконность тайной записи разговора. Ведь каждый гражданин имеет право на тайну телефонного разговора, переписки, смс и других переговоров (ст. 23 Конституции). А получать негласную информацию вправе только уполномоченные на то лица. С помощью диктофона как раз и записывается частный разговор, что является нарушением личной жизни, причинением вреда.

Вторая причина — запись произведена не с целью самозащиты (ст. 12 ГК РФ). Только защита своих прав, здоровья, оправдывает действия по записыванию разговоров негласным способом.

Другие основания, по которым суд не принимает аудиозапись:

  • когда в ход могут идти только письменные доказательства;
  • нет подтверждений того, что записанный голос принадлежит названному гражданину;
  • лицо не может дать объяснение, когда, где и кем осуществлена запись (ст. 77 ГПК).

Для того чтобы повысить шансы на то, что аудиозапись будет принята судом, нужно:

  • попросить включить ее в материалы дела в письменной форме, где изложить, когда, кем и при каких условиях запись была сделана;
  • отметить, что цель аудиозаписи — самозащита от нанесенного ущерба;
  • описать, какой именно факт подтверждает аудиозапись (клевету, моральный вред и т.д.);
  • приложить текстовую расшифровку;
  • если шансы на принятие записи судом малы, подать ходатайство о проведении экспертизы данной записи.

С помощью аудиозаписи одна из сторон может подтвердить то, что осуществлялась передача денег в долг, что работник получает черную зарплату, что лицо требовало или пыталось дать взятку, что товар имел брак, а также факт словесных оскорблений, унижений, угроз, клевету и другие обстоятельства.

Бывает так, что нарушаются права потребителя, а он не может доказать это, так как потерял чек (или его скан), акт выполненных работ, копию договора и иные документы. Тогда лицо может пойти на то, что станет записывать разговор с поставщиком товара с браком или компанией, недобросовестно выполнившей свои услуги.

Диктофонная запись признания факта, что брак или другие нарушения прав имели место, станет доказательством в суде. Целью лица должна быть защита своих прав, а не способ получить выгоду, хотя положительное решение предусматривает компенсацию, в том числе и морального вреда.

Снимок экрана как доказательство

Какими должны быть доказательства

Мы уже говорили о допустимости доказательств, которые должны быть получены законным путем. Наряду с этим важна относимость доказательств по делу, то есть их взаимосвязь с доказываемыми аргументами.

Чтобы определить есть ли относимость доказательства, выясните, важны ли для дела те факты, которые оно подтверждает или опровергает. Наряду с допустимостью относимость — обязательное требование.

Оценка доказательств судом предполагает проверку их допустимости, относимости и достоверности (ст. 67 ГПК). Допустимость — это не только предоставление доказательств, полученных в соответствии с законом, но и в некоторых случаях обязательное применение или запрет на определенные виды аргументов. Например, при расторжении брака и решении вопроса о том, с кем останутся дети, приглашается представитель органа опеки и попечительства.

Доказать черную зарплату не так-то просто. Чаще всего у работников нет никаких документов, подтверждающих зарплату «в конверте», например акта расчета (квитанции, расчетный лист, ведомость и т.д.). Тогда можно записать разговоры с начальником, другими работниками по поводу зарплаты. Путем сверки официальной выплаты и той суммы, которая будет упомянута в записанных разговорах, можно будет доказать факт уклонения работодателя от налогов.

Акт сверки взаиморасчетов поможет установить наличие долга другой стороны и клевету оппонента, утверждающего, что он не должен ничего. Однако сам акт сверки — не основной документ, он прилагается к первичной документации (акту об оказании услуг, накладной).

Акт сверки содержит все необходимые данные, подтверждающие наличие задолженности: указание номера договора об оказании услуг или товарной накладной, которые дополняют этот документ. В акте сверки обязательно указываются названия организаций, подписи сторон и другие реквизиты.

В отличие от видео- и аудиозаписей акт сверки и другие письменные доказательства задолженности всегда принимаются судом. Однако если действовать правильно, в гражданском и арбитражном процессе можно добиться защиты своих аргументов с помощью электронной записи. Главное обосновать ее относимость к делу.

Также и смс-переписка. Она хоть и является вторжением в личную жизнь, но если это ваша переписка с другой стороной спора, можно представить ее, чтобы доказать клевету, моральный ущерб, несоблюдение условий договора, причины для расторжения брака и т.д.

Электронные письма, смс-переписка выступают письменными доказательствами (ст. 71 ГПК). Однако чтобы переписка была приобщена к материалам дела, ее нужно представить в правильной форме — в виде распечатки от мобильного оператора. Также нелишним будут скриншоты с экрана телефона, где виден не только текст смс, свидетельствующий об ущербе, нарушении договора, клевете, моральном вреде, браке товара, упущенном сроке расчета, незаконной выгоде, но и номер абонента, с которого они присылались. Судья должен иметь возможность сверить все представленные доказательства.

Читать дальше  Справка об отсутствии заработной платы образец

Согласно ч.2 ст. 86 УПК РФ, за подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями закреплено право собирать и предъявлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (в том числе и видеоматериалы). Из видеозаписей (полученных посредством видеокамер, видеорегистраторов, камер видеонаблюдения и т.п.), согласно ст. 55 ГПК РФ, могут быть получены сведения о фактах (доказательства), на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Ст. 64 АПК РФ закрепляет, что в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Какие же существуют рекомендации по использованию видеоматериалов?

Одним из главных требований законодательства РФ является то, чтобы любые доказательства были получены без его нарушения, иначе они не могут быть положены в основу решения суда. Основная часть законодательства РФ относительно использования видеозаписей в суде в качестве возможных доказательств, касается видеоматериалов, полученных в рамках специальной (профессиональной) деятельности, в том числе и по решению суда. Стационарные камеры, осуществляющие видеозапись на территории предприятия по инициативе руководства, использовать не запрещено, но это не означает, что в случае фиксации совершённого правонарушения (преступления) суд безоговорочно допустит такую запись в качестве доказательства по делу. Вероятнее всего, сначала истцу придётся доказывать подлинность самой записи. Для этого есть некоторые рекомендации, на которые стоит обратить внимание.

Одно из правил – это привязка ко времени. Во-первых, записывающая система должна сохранять внутри самой записи отметки во времени, неразрывно связанные с видеоданными. Предпочтительнее использовать именно такие устройства. При этом неправильно, не доверяя цифровой записи, переводить её на обычную кассету для предъявления в суде: если возникнет вопрос об экспертизе, такая запись будет сразу подвергнута сомнению.

Во-вторых, по утверждению специалистов НИИ Спецлаборатория, важным является не столько время записи, сколько дата и время, прошедшее с этой даты до момента предоставления видеоматериалов в суд (так называемое время легализации), так как именно срок на подделку того или иного материала берётся за основу определения его подлинности. Видеозапись полугодичной давности вряд ли будет обращена к экспертизе — подлинность установлена не будет. Таким образом, предприятие, установившее технические устройства для видеорегистрации возможных незаконных действий, в первую очередь должно будет позаботиться именно о легализации. В этом случае возможен вариант, когда все вещественные доказательства кладутся в банковскую ячейку, вскрытие которой можно осуществить по постановлению суда. Записи в регистрации даты и времени последнего посещения банка, возможно, будет достаточно, чтобы признать этот факт моментом их легализации.

Следующий пункт – привязка к месту. Для предоставления видеозаписи в суд достаточно перенести запись с видеорегистратора на какой-либо носитель. Но при экспертизе может возникнуть необходимость изъятия самой камеры именно с того места, откуда велась съёмка. Поэтому желательно местонахождение и положение камеры оставлять неизменным (наклон, высота, например, влияют на зону обзора и т.п.). То есть необходимо установить, что камера находилась именно там и в таком положении, в котором представлен обзор записи, а все действия производились с лицами, которые не могли на тот же момент находиться в других местах. Повысить шансы на победу в судебном разбирательстве может и то обстоятельство, когда зона обзора нескольких камер (хотя бы двух) в некоторой части совпадает; это также можно учесть заранее, при первой установке видеооборудования (определить места, где совершение правонарушения (преступления) наиболее вероятно и рассчитать, чтобы «перекрытие» видеозаписей приходилось именно на такие участки). Это будет являться подтверждением того, что видеозапись проводилась с разных камер одновременно.

В целом, даже при явном, на первый взгляд, совершении правонарушения (преступления), зафиксированного на носителе, невозможно сказать, что именно вызовет сложности в судебном процессе. Так, например, могут вызвать сомнение обстоятельства, под воздействием которых человеком совершались деяния, зафиксированные на видеозаписи (угроза, псих. давление, введение в заблуждение и т.п.).

В любом случае, даже если суд сочтёт, что данные видеозаписи не соответствуют требованиям относимости и допустимости, можно надеяться, что сам факт просмотра записи может каким-либо образом повлиять на внутреннее убеждение судьи.

На какие вопросы может ответить экспертиза видеоматериалов?

В современной следственной и судебной практике возникают ситуации, в которых появляется необходимость в производстве экспертизы видео- и звукозаписи. Особенно часто подобные ситуации возникают в процессе расследования уголовных дел, связанных с вымогательством, шантажом, коррупцией. Предметом криминалистической экспертизы видеозаписей является установление фактических данных на основе зафиксированного на видеограмме изображения или записанных на фонограмме звуковых сигналов, а объектом – система, состоящая из источника информации в виде изображения и (или) звука и материального носителя информации, на котором зафиксирован этот источник. Максимально возможное количество признаков, характеризующих как видеоаппаратуру по представленной видеофонограмме, так и саму видеофонограмму, позволяет эксперту выявлять изменения, привнесенные в видеозапись, и идентифицировать конкретный экземпляр видеозаписывающей аппаратуры.

Ситуации, требующие применения специальных видеопознаний и встречающиеся на практике, можно подразделить на следующие категории:

  • Поисковые, связанные с получением информации о личности разыскиваемого лица по отображению его внешнего облика, голоса и звучащей речи.
  • Идентификационные, связанные с задачей отождествления личности при наличии проверяемого лица и необходимых для сравнительного исследования образцов, или использованных следов видеозаписи .
  • Ситуационные, связанные с установлением по видеофонограммам условий обстановки, акустической среды и прочих обстоятельств отображенного события.
  • Информационно-оценочные, требующие оценки достоверности отображенной информации в связи с возможностью её фальсификации или с последующими изменениями первоначальной записи.

В соответствии с указанными ситуациями в рамках судебной экспертизы видеоматериалов могут быть разрешены, например, следующие вопросы:

  • Выполнена ли представленная видеозапись данной (конкретной, определённой) или иной видеокамерой?
  • В каком формате, режиме записи выполнена видеозапись на представленной видеокассете?
  • Обладает ли (судя по качеству записи) оператор, производивший запись, необходимыми техническими навыками?
  • Имеются ли на представленной видеозаписи признаки механического монтажа?
  • Имеются ли на представленной видеозаписи признаки прерывания?
  • Является представленная видеозапись оригиналом или копией?
  • Каков порядковый номер копии представленной видеозаписи?
  • Имеются ли на представленной видеозаписи признаки электронного монтажа?
  • Имеются ли признаки стирания части представленной видеозаписи?
  • Все ли фрагменты представленной видеозаписи выполнены одним и тем же видеозаписывающим аппаратом?
  • Имеются ли признаки несоответствия видеозаписи на носителе № 1 и видеозаписи на носителе № 2 по продолжительности записи, качеству, ракурсу съемки, порядковому номеру копии и т.д.?
  • Имеются ли на представленной видеозаписи признаки типового конструктивного исполнения видеозаписывающей аппаратуры?
  • Каковы размеры объектов внутри видеокадра?

Что касается идентификация личности по видеоизображениям, или судебно-портретной экспертизы, то она имеет ряд особенностей; это обусловлено тем, что видеозаписи обладают определенными техническими параметрами, которые снижают разрешающую способность изображения и в известной мере ограничивают объем информации об объекте исследования. Кроме того, материалы видеозаписей, выполненных при проведении следственных действий в целях установления личности человека, нередко отражают относительно быстрые движения фиксируемых объектов, что затрудняет последующую работу по отождествлению лиц, запечатленных с помощью видеосъемки. Кратковременность присутствия движущегося объекта в поле зрения часто вообще не позволяет провести экспертные сравнительные исследования. Особенности идентификации лиц, изображенных на видеопортретах, сводятся в основном к изучению факторов отображения признаков внешности, обусловленных видеотехническими параметрами. Такое исследование осуществляется в рамках общей методики портретной идентификации. При этом особенности изучения присущи всем ее стадиям — предварительному, раздельному, сравнительному исследованиям и оценке полученных результатов.

Предварительное исследование проводится, чтобы выяснить возможности достоверного отождествления личности, установления и анализа действия различных факторов, изменяющих качество изображения и черты лица. Основная задача раздельного исследования – выделение на видеопортретах и их твердых копиях признаков внешности, получивших хорошее отображение. Выделяют качественные (описательные) и количественные (измерительные) признаки, которые одинаково важны. Это обусловлено тем, что при отображении видеопортретов на различных твердых копиях происходит некоторая потеря портретной информации. В то же время копии видеопортретов, полученные с помощью современных принтеров, с высокой степенью достоверности отображают признаки внешности лица.

Особенностью сравнительного исследования видеопортретов является возможность широкого использования цифровых средств анализа изображений и их наложения. Различные методы позволяют судить не только о сходстве, но и о пропорциях и размерных характеристиках сравниваемых лиц. Оценка полученных результатов раздельного и сравнительного исследования влияет на формирование вывода эксперта о тождестве или разли-чии сравниваемых лиц.

Какое значение имеют видеоматерилы при проведении ОРМ?

В соответствии с п.2 ч.1 ст.7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 (ред. от 29.04.2008) № 144-ФЗ, если органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, стали известны какие-либо сведения ( в том числе и зафиксированные на видеозаписи) о признаках противоправного деяния, но их недостаточно для возбуждения уголовного дела – то такие сведения нуждаются в проверке, проводимой с помощью оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) и вследствие которой уголовное дело может быть возбуждено.

Под противоправным деянием здесь подразумевается лишь уголовно наказуемое деяние, то есть преступление. Таким образом, если отсутствие в деянии признаков преступления выявляется до начала указанной деятельности или это следует из сведений, поступивших в осуществляющие оперативно-розыскную деятельность органы, то проведение на основании таких сведений каких-либо оперативно-розыскных мероприятий не может быть начато. При этом поступившие сведения могут указывать на признаки преступления не только уже совершённого, но также и совершаемого или только подготавливаемого.

Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector