Является ли фотография персональными данными

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Разъяснения Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 30 августа 2013 г. "Разъяснения по вопросам отнесения фото-, видеоизображений, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенностей их обработки"

В соответствии с ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» к биометрическим персональным данным относятся сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных.

Соответственно, в контексте Федерального закона «О персональных данных» отнесение сведений персонального характера к биометрическим персональным данным и их последующая обработка должны рассматриваться в рамках проводимых оператором мероприятий, направленных на установление личности конкретного лица, если иное не предусмотрено федеральными законами и принятыми на их основе нормативными правовыми актами.

Обработка биометрических персональных данных может осуществляться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О персональных данных, предусматривающей исключения, связанные с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию.

Исходя из определения, установленного Федеральным законом «О персональных данных» к биометрическим персональным данным относятся физиологические данные (дактилоскопические данные, радужная оболочка глаз, анализы ДНК, рост, вес и другие), а также иные физиологические или биологические характеристики человека, в том числе изображение человека (фотография и видеозапись), которые позволяют установить его личность и используются оператором для установления личности субъекта.

По существу обработки фото- или видеоизображения субъекта персональных данных и распространения на указанную деятельность положений ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» необходимо отметить следующее.

В соответствии со ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия его законных представителей (супруги, дети, родители). Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

(Согласно п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. №16 к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

К таким интересам, к примеру, относится информация, связанная с исполнением своих функций должностными лицами и общественными деятелями. Соответственно, сообщение подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью, под данное исключение не подпадает).

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Исходя из смысла указанной статьи, опубликование, в том числе редакцией СМИ, фотографического изображения в случаях, предусмотренных ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также полученного из общедоступных источников не требует соблюдения условий, связанных с получением письменного согласия субъекта персональных данных.

Существуют положения нормативных правовых актов, прямо относящих фотографическое изображение к биометрическим персональным данным.

Согласно пункту 6 Перечня персональных данных, записываемых на электронные носители информации, содержащиеся в основных документах, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, по которым граждане Российской Федерации осуществляют выезд из Российской Федерации и въезд в Российскую Федерацию, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации 4 марта 2010 г. № 125, цветное цифровое фотографическое изображение лица владельца документа является биометрическими персональными данными владельца документа.

В тоже время, необходимо принимать во внимание цель, которую преследует оператор при осуществлении действий, связанных с обработкой персональных данных, в том числе фотографического изображения, содержащихся в паспорте.

В случае, если они используются оператором для установления личности субъекта персональных данных (в том числе в случае проведения такой процедуры представителями операторов, имеющими полномочия на установление личности владельца паспорта), то данная обработка должна осуществляться в строгом соответствии со ст. 11 Федерального закона «О персональных данных».

Аналогичная ситуация с фотографическими изображениями сотрудников, посетителей государственных и муниципальных органов, предприятий (организации), содержащимися в системе контроля управления доступа (СКУД), которые являются биометрическими персональными данными, поскольку характеризуют физиологические и биологические особенности человека, позволяющие установить, принадлежит ли данному лицу предъявляемый СКУД пропуск, на основе которых можно установить его личность путем сравнения фото с лицом предъявителя пропуска и указываемых владельцем пропуска фамилии, имени и отчества с указанными в СКУД, и эти данные используются оператором для установления личности субъекта персональных данных в случае сомнения в том, что пропуск предъявляется его действительным владельцем.

Таким образом, фотографическое изображение и иные сведения, используемые для обеспечения однократного и/или многократного прохода на охраняемую территорию и установления личности гражданина, также относятся к биометрическим персональным данным.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» обработка биометрических персональных данных в подобных случаях может осуществляться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных.

В иных случаях, когда сканирование паспорта осуществляется оператором для подтверждения осуществления определенных действий конкретным лицом (например, заключение договора на оказание услуг, в том числе банковских, медицинских и т.п.) без проведения процедур идентификации (установления личности), данные действия не могут считаться обработкой биометрических персональных данных и ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» не регулируются. Соответственно, обработка сведений, в данных случаях, осуществляется в соответствии с общими требованиями, установленными Федеральным законом «О персональных данных».

Аналогичный подход следует применять при осуществлении ксерокопирования документа, удостоверяющего личность.

Также не является биометрическими персональными данными фотографическое изображение, содержащиеся в личном деле работника, а также подпись лица, наличие которой в различных договорных отношениях является обязательным требованием, и почерк, в том числе анализируемый уполномоченными органами в рамках почерковедческой экспертизы. Все они не могут рассматриваться как биометрические персональные данные, поскольку действия с использованием указанных данных направлены на подтверждение их принадлежности конкретному физическому лицу, чья личность уже определена и чьи персональные данные уже имеются в распоряжении оператора.

Не являются биометрическим персональными данными рентгеновские или флюорографические снимки, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, и находящиеся в истории болезни (медицинской карте) пациента (не имеет значения, бумажной или электронной), поскольку они не используются оператором (медицинским учреждением) для установления личности пациента. Но в случае их передачи по запросу субъектов оперативно-розыскной деятельности, органов следствия и дознания в рамках проводимых ими мероприятий указанные сведения становятся биометрическими персональными данными, поскольку используются операторами — органами следствия и дознания в целях установления личности конкретного лица.

Аналогичная позиция и с материалами видеосъемки в публичных местах и на охраняемой территории. До передачи их для установления личности снятого человека они не являются биометрическим персональными данными, обработка которых регулируется общими положениями Федерального закона «О персональных данных», поскольку не используются оператором (владельцем видеокамеры или лицом, организовавшим ее эксплуатацию) для установления личности. Однако, указанные материалы, используемые органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и следствие в рамках проводимых мероприятий, являются биометрическими персональными данными, в случае, если целью их обработки является установление личности конкретного физического лица.

Необходимо отметить, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях оператора с целью фиксации возможных действий противоправного характера согласно ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации работники должны быть уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Читать дальше  Сроки выплаты морального вреда по решению суда

Вместе с тем, посетители указанных публичных мест должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке, соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий согласие субъектов на проведение указанных мероприятии не требуется.

Видеонаблюдение может осуществляться только для конкретных и заранее определенных целей. Эти цели должны быть обусловлены соответствующими нормативными правовыми актами, устанавливающими правовые основания видеонаблюдения (видеосъемки).

Кроме того, необходимо отдельно отметить случаи открытого наблюдения, которое ведется в целях обеспечения прав пациентов, клиентов, потребителей при осуществлении тех или иных услуг населению (например, медицинских или по производству продуктов питания), путем установления видеокамер направленных на рабочие места сотрудников с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В целях установления дополнительных гарантий соблюдения прав как потребителей (пациентов, клиентов), а также самих работников и сотрудников должны быть приняты внутренние документы, которыми должны быть предусмотрены порядок и сроки хранения видеозаписей, а также ответственные лица, имеющие доступ к системе видеонаблюдения. Также необходимо предусмотреть возможность информирования о системе видеонаблюдения путем размещения информационных табличек в зонах видимости камер.

Вместе с тем, если в результате опубликования фотографий или видеозаписи, возникает реальная угроза жизни и здоровью гражданина, либо ему наносятся моральные страдания, то на основании его мотивированного обращения распространение (демонстрация) данной информации должно быть прекращено.

Наличие согласия на обработку персональных данных либо иных законных оснований (договор) также необходимо в случае использования изображения гражданина в рекламных целях.

Соблюдение указанных условий должно осуществляться средствами массовой информации на этапе предоставления заказчиком соответствующих материалов.

По существу отнесения к биометрическим персональным данным дактилоскопической информации, а также их обработки в биометрических системах идентификации, построенных на использовании в качестве идентификаторов информации об особенностях строения папиллярных узоров пальцев рук человека (дактилоскопической информации), необходимо учитывать следующее.

Обработка дактилоскопической информации в системе биометрической идентификации осуществляется путем преобразования изображения папиллярных узоров на промежуточной поверхности в цифровую форму и размещения полученных данных в базе данных в виде биометрического информационного шаблона.

Принимая во внимание, что целью обработки указанных сведений в системах биометрической идентификации является установление личности конкретного лица, а также тот факт, что данная информация, содержащаяся в шаблоне, характеризует физиологические и биологические особенности человека — субъекта персональных данных, то она относится к биометрическим персональным данным, обработка которых должна осуществляться в соответствии со ст. 11 Федерального закона «О персональных данных», а также Федеральным законом от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Ввиду изложенного, во всех случаях, не подпадающих под указанные в ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О персональных данных», для использования дактилоскопической информации в системах идентификации, контроля и управления доступом необходимо получение от субъекта или его представителя согласия в письменной форме на обработку его биометрических персональных данных по правилам, установленным ч. 4 ст. 9 Федерального закона «О персональных данных».

Обзор документа

Биометрические персональные данные граждан обрабатываются с их согласия (за исключением некоторых случаев, связанных, в частности, с реадмиссией, осуществлением правосудия, госслужбой, транспортной безопасностью, ОРД).

К таким данным относятся физиологические и биологические характеристики человека, которые используются оператором, чтобы установить его личность. В частности, это могут быть отпечатки пальцев, радужная оболочка глаз, анализы ДНК, рост, вес, изображение человека (фотография и видеозапись).

Изображение гражданина может использоваться без его согласия в государственных, общественных или иных публичных интересах. Причем это не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. В частности, речь может идти об информации, связанной с исполнением должностными лицами и общественными деятелями своих функций. Соответственно, сообщать подробности частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью, запрещено без его согласия.

Последнее не требуется, если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. Исключение — такое изображение является основным объектом использования. Согласия также не спросят, если лицо позировало за плату.

Таким образом, для опубликования, в т. ч. редакцией СМИ, фотографии гражданина в вышеуказанных случаях, а также если изображение получено из общедоступных источников, согласие лица не нужно.

Если опубликование фотографий (видеозаписи) реально угрожает жизни и здоровью гражданина либо наносит ему моральные страдания, то на основании его мотивированного обращения распространение (демонстрация) данной информации должно быть прекращено.

К биометрическим персональным данным относятся фотоизображение и иные сведения, используемые для обеспечения прохода на охраняемую территорию и установления личности гражданина. В то же время ими не являются фотография из личного дела работника, а также подпись лица, наличие которой в различных договорных отношениях является обязательным, и почерк, в т. ч. анализируемый в рамках почерковедческой экспертизы.

Не могут считаться обработкой биометрических персональных данных ксерокопирование и сканирование паспорта для подтверждения совершения определенных действий конкретным лицом (например, заключение договора на оказание услуг) без проведения процедур идентификации (установления личности).

О видеонаблюдении в рабочих помещениях сотрудники должны предупреждаться под роспись.

Много вопросов связано с персональными данными. Фотография относится к персданным сотрудника? Может быть, это общедоступная информация? Так как за нарушение работы с персональными сведениями установлена ответственность, такие вопросы отнюдь не праздные. Конечно, бывают ситуации, интересные только для теоретиков. Однако вопрос: является ли фотография персональными данными, сугубо практический.

Защита информации

Организации и индивидуальные предприниматели, взаимодействуя с сотрудниками, получают доступ к их персональных данным. Полученные сведения хранятся в личных карточках, которые заводят на работников. Также подобные сведения содержатся в личных делах сотрудников, при условии их ведения работодателем.

Под персональными данными понимается любая информация, касающаяся конкретного работника и необходимая работодателю в рамках трудовых отношений с ним (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ).

По закону организация, получившая доступ к персданным, должна обеспечить их хранение и конфиденциальность. Обычно источником информации о себе является сам работник. Однако в некоторых случаях сведения о конкретном сотруднике могут быть запрошены у третьих лиц. В такой ситуации нужно получить письменное согласие сотрудника. Для этого компания должна проинформировать сотрудника (п. 3 ч. 1 ст. 86 ТК РФ):

  • о целях получения данных и характере информации;
  • источнике данных и способе получения;
  • последствиях отказа от предоставления согласия на их получение.

Основные правила работы с персданными фиксируются в специальном внутреннем локальном акте – Положении о работе с персональными данными. Фотография работника к ним относится?

Получив доступ к персональным данным, компания-работодатель должна хранить, не распространять и не раскрывать третьим лицам без согласия работника (ст. 7 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ).

Относится или нет

Разбираясь в вопросе: фотография это персональные данные или нет, нужно помнить, что под персданными понимается любая информация, прямо или косвенно относящаяся к конкретному физическому лицу, говоря языком закона – субъекту персональных данных (п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ).

Понятно, что по фотоизображению можно идентифицировать человека, так как фотография является способом подачи информации путем визуального восприятия. Получается, что фотография является персональными данными по закону. Следовательно, работая с фото сотрудников, нужно придерживаться обязательных правил работы с данной информацией.

На практике компания должна получить разрешение на манипуляции с фотографией работника. Например, размещая информацию о нем на официальном сайте организации в интернете, на доске почета или бейджике. Ведь фотография – это биометрические данные (определение Верховного суда от 05.03.2018 № 307-КГ18-101). Таким образом, мы разобрались с вопросом: фотография персональные данные или нет.

  • в государственных или общественных целях;
  • фотографии сделаны в рамках публичных и массовых мероприятий;
  • фотографии оплачены.

Attention! Фотография человека — это персональные данные!
Relax! Согласие на обработку персональных данных нужно не всегда!

http://jbhildebrand.com/2011/street/more-street-photography-from-the-capital/

В последние годы вопрос персональных данных превратился в краеугольный камень для законодателей как в России, так и во многих зарубежных странах. Действительно, даже само понятие «персональных данные» (в частности, состав данных, которые должны относиться к этой категории) вызывает ожесточённые дискуссии. Что уж говорить о сложности достижения баланса интересов между операторами, осуществляющими обработку персональных данных, и самими субъектами персональных данных.

Один из проблемных вопросов — это регулирование отношений, складывающихся между фотографами и лицами, которых запечатлеваются на фотографиях. Особенно, если эти лица даже не подозревают о том, что теперь их лик останется в веках на чьём-то снимке. А ведь именно так и происходит в случае с популярными ныне стрит-фотографиями. Безусловно, фотографу невозможно получить согласие от всех случайных прохожих. Но необходимо ли это? И вообще как здесь применять законодательство о защите персональных данных?

Читать дальше  Программа приобретения жилья для молодой семьи

Колобок не мог оставить такие актуальные вопросы без внимания, особенно в свете участившихся в сети обсуждений относительно влияния регламента Европейского Союза « General Data Protection Regulation » ( GDPR ), вступающего в силу 25 мая 2018 г., на порядок обработки персональных данных в целом и на деятельность фотографов в частности. См., например, https://www.facebook.com/kirill.kozmin.7/posts/1786514901361489

В указанном обсуждении перспективы для деятельности стрит-фотографов выглядят достаточно удручающе — автор опасается, что придётся получать согласие на обнародование фотографий от всех людей, которые попадают на снимок и в любых ситуациях. Но так ли революционны преобразования GDPR применительно к фотографиям, и неужели стрит-фотографии как вид искусства на самом деле под угрозой? Рассмотрим этот вопрос с позиций как европейского законодательства, так и российского.

Фотография человека — это персональные данные

Общее правило: фотография человека — это персональные данные (а, значит, господа фотографы, не забываем изучать законы и спрашивать согласие ваших моделей )

Прежде всего, отметим, что по общему правилу изображение (в том числе, и фотография) относится к персональным данным. Ведь как GDPR, так и российский закон «О персональных данных» определяет «персональные данные» как любую информацию, относящуюся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (статья 3). А передача персональных данных третьим лицам без согласия субъекта персональных данных запрещается. Кроме того, субъект персональных данных (изображаемое лицо) должно дать оператору (в данном случае фотографу) согласие на их обработку, а обработка — термин крайне широкий. Законодательство (и российское, и европейское) основывает определение обработки персональных данных на понятии «любое действие ». GDPR трактует это максимально широко, в результате чего многие специалисты приходят к выводу, что все действия, направленные на сбор персональных данных, или даже их простое хранение будут также относиться к обработке. В то же время, согласно российскому закону обработка должна «позволять осуществлять поиск персональных данных в соответствии с заданным алгоритмом», то есть, под действие законодательства о персональных данных не подпадает простое хранение или обработка каких-то несистематизированных персональных данных без использования автоматизированных (технических) средств. В этом контексте интересны и разъяснения Роскомнадзора, в которых говорится, что «размещение на страницах сайтов в сети «Интернет» фотографии без дополнительной информации, позволяющей идентифицировать физическое лицо, как субъекта персональных данных, не может свидетельствовать об обработке персональных данных конкретного физического лица». В то же время видится, что такая позиция весьма спорная (например, ее критикует А. И. Савельев, называя такой подход «узким»), да и, как уже отмечалось, зарубежная практика однозначно стоит на том, что такое действие будет являться обработкой персональных данных.

И здесь важно учитывать два фактора — законность обработки и соблюдение формы согласия. Понятие законности обработки содержится как в российском законодательстве, так и в европейском. В РФ — это статья 5 ФЗ «О персональных данных», базирующаяся на принципе осуществления обработки персональных данных на законной и справедливой основе. Однако в GDPR этот принцип уточняется, усиливается: в частности, за счёт критерия «прозрачности». Кроме того , GDPR акцентирует своё внимание на целях, особо подчёркивая недопустимость противоречия цели обработки интересам или правам и свободам субъекта персональных данных, в особенности несовершеннолетних.

Что касается формы согласия на обработку персональных данных, то здесь российский закон устанавливает следующее требование: «в любой форме, позволяющей подтвердить факт его получения». Кроме того, указывается, что «согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным». А если мы говорим о GDPR, то эти критерии несколько ужесточаются и выглядят как « freely given , specific , informed and unambiguous » (то есть, свободное, определённое, информированное и недвусмысленное (однозначное)), а требование к форме выражено формулой « by a statement or by clear affirmative action » (то есть, заявление или конкретное утвердительное действие). А отзыв согласия должен быть такой же простой, как и получение. Иным словами, здесь проявляется важное отличие между европейским и российским подходом, ведь согласно GDPR отзыв согласия может быть совершён лицом в любое время, без дополнительных сложностей, а субъект должен быть проинформирован о наличии права на отзыв согласия до его предоставления. Кроме того, для некоторой категории «чувствительных» данных, затрагивающих основные права и свободы личности, система получения согласия значительно усложнена требованием «explicit consent» ( то есть, явное согласие, подразумевающее дополнительные требования к форме — только устная или письменная, фактически запрещая клик-заявления и конклюдентные действия). В РФ получение согласия для категории «чувствительных» данных также усложнено по сравнению с иными персональными данными — требует письменной формы (или возможно в форме электронного документа, подписанного электронной подписью).

Здесь логично задаться вопросом, а может ли фотография относиться к «чувствительным» персональным данным? Может, но (не стоит совсем уж падать духом!) далеко не всегда к ним относится. Действительно, законом к биометрическим персональным данным относятся «сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных», то есть, формально фотографии сюда вполне подходят, но на деле в данном случае важно учитывать и содержание, и цели обработки персональных данных. Как объясняет Роскомнадзор, к биометрическим персональным данным могут относиться фотографии и видеозаписи с изображением человека, но только если они используются для установления его личности. Обычно в качестве примера приводятся фотографии на документах, оператором для установления личности субъекта персональных данных. Если же фотография не используется для установления личности, то и к категории биометрических данным она относиться не будет. Но будет относиться к обычным персональным данным и, следовательно, требовать получения согласия. Или все-таки не всегда?

https://www.picturecorrect.com/tips/8-ways-to-become-more-comfortable-with-your-street-photography/

Исключения из правил, или стрит-фотографии быть

Итак, если вдруг эту заметку читает не юрист и его мозг уже закипает от количества правил и ограничений, а желание фотографировать уже сошло на нет, то самое время вздохнуть с облегчением, ведь получение согласие при публикации фотографий — это только общее правило, которое, конечно же, не лишено исключений.

Рассмотрим те исключения, которые, как представляется, непосредственно относятся к фотографам. Для этого обратимся к статье 6 ФЗ «О персональных данных» и статье 85 GDPR. Так, согласно российскому законодательству получения согласия не требуется, если обработка персональных данных осуществляешься в общественном интересе, для законной деятельности средства массовой информации (однако данное исключение годится только для зарегистрированных СМИ и, например, на блогеров или любых иных лиц распространяться не будет). Кроме того, обработка персональных данных без согласия самого субъекта возможна в целях научной, литературной или иной творческой деятельности при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных. Иными словами, фотографии как результаты творческой деятельности, однозначно охватываются данным исключением. Тем не менее, это исключение имеет явную границу — права и свободы субъекта персональных данных. В рамках данного правило и предполагается достижение пресловутого баланса интересов, который будет устанавливаться в каждом конкретном случае (и, как представляется Колобку, в случае со стрит-фотографиями, при отсутствии на них явного «отражения» частной жизни изображённых лиц, это правило будет работать в пользу фотографа). Европейский регламент GDPR также предусматривает исключение в рамках соблюдения права на самовыражения и доступа к информации, специально акцентируя внимание на журналистской деятельности, академических, литературных и художественных целях. Однако это положение критикуется в связи с тем, что непосредственно достижение баланса между «сталкивающимися» правами и гармонизация законодательства в этой сфере перекладываются на отдельные государства. Тем не менее, не подлежит сомнению, что, так или иначе, каждое государство ЕС после вступления в силу GDPR будет предусматривать исключение для обеспечения нормальной реализации права на свободу самовыражения, которое является основным правом человека.

В продолжение перечня исключений также необходимо отметить, что согласно российскому законодательству обработка без согласия субъекта персональных данных возможна в случае необходимости осуществления прав и законных интересов самого оператора (фотографа) или третьих лиц, а также для достижения общественно значимых целей, но при этом не должны нарушаться права и законные интересы субъектов персональных данных. То есть, фотографу в любом случае представляется возможность доказать, что он действовал, осуществляя свои права (право на творчество или на осуществление предпринимательской деятельности, или в рамках какого-либо иного права, а также законного интереса). Аналогичное исключение содержится и в статье 89 GPDR, которая также, в том числе, предусматривает исключение для « public interest ».

Читать дальше  Сломалась ручка на пластиковом окне что делать

В меньшей степени связаны со стрит-фотографиями, но могут относиться в целом к фотоискусству некоторые другие исключения. Например, возможность обработки общедоступных персональных данных без согласия их субъекта, при условии, что эти данные стали общедоступными по воле самого субъекта (если выражаться словами GDPR, « relates to personal data which are manifestly made public by the data subject ”). А. И. Савельев приводит наглядный пример: данные, размещённые самим лицом в социальных сетях (в том числе, и фотография). Кроме того, в российском законе содержится крайне интересное исключение, гласящее, что можно совершать какие-либо действия (соответствующие принципам обработки) с фотографиями лиц, если эти действия необходимы для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов этих лиц и если получение согласия невозможно (пропал человек без вести, а у вас тут его фотография есть, и вы ее размещаете в социальных сетях). Нет нужды перечислять все остальные исключения, каждый может посмотреть их в статье 6 Закона «О персональных данных» или в GDPR. Напрямую к рассматриваемой проблеме они не относятся.

Право быть забытым

А что точно стоит затронуть, так это популярную ныне проблему соблюдения «права быть забытым» (« right to be forgotten »). Действительно, и европейское, и российское законодательство о персональных данных создают условия для реализации «права быть забытым», на практике заключающиеся в возможности прекращения выдачи ссылок в Интернете на некую информацию, содержащую персональные данные субъекта. Однако не стоит думать, что данное право имеет какой-то абсолютный характер. В российском законе «Об информации..» (статья 10.3) прямо предусмотрено, что удалению подвергается информация, которая была распространена с нарушением законодательства; недостоверна или достоверна, но утратила свое значение в силу последующих событий или действий заявителя (с некоторыми исключениями). В целом аналогичные основания содержатся и в 17 статье GDPR. Данная статья позволяет удалить данные, которые больше не имеют отношения к исходным целям обработки, а также в случаях, когда субъект персональных данных использует своё право на отзыв согласия на обработку, но при этом учитывается « публичный интерес». Более того, прямо подчёркивается, что право быть забытым не применяется в той степени, в которой обработка персональных данных необходима для осуществления права на свободу самовыражения и доступа к информации. Иными словами, для добросовестного фотографа здесь нет каких-либо опасностей.

Право на собственное изображение

Но может быть такая «опасность» заключается в праве каждого на собственное изображение? Прежде всего, стоит отметить, что любая фотография с изображением на ней человека затрагивает его право человека на охрану собственного изображения (внешнего облика), которое проистекает из из статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (основного права человека на уважение его личной и семейной жизни). Право на собственное изображение подлежит охране как в Европе, так и в России. Так, согласно статьи 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускается только с его согласия. Однако здесь же перечисляет три случая, когда согласие гражданина на обнародование и дальнейшее использование его изображения не требуется: 1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; 2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; 3) гражданин позировал за плату (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

Данные положения отражают и европейскую практику и являются во многом отражением критериев, которые были заложены ЕСПЧ в делах об охране изображения, где с помощью теста на пропорциональность был установлен определённый баланс между этим правом и противостоящими ему правами человека (например, право на свободу самовыражения). Знаковым делом здесь является дело Ханновер против Германии ( Hannover v. Germany), в котором прямо отмечено, что изображение лица может быть обнародовано и использовано без его согласия, если это связано с политической или общественной дискуссией. Однако здесь же отмечается, что данное правило не распространяется на случаи, когда единственной целью обнародования и использования изображения гражданина является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни. То есть, опять-таки баланс между двумя основными правами — правом на самовыражение и на неприкосновенность частной жизни.

Но основное исключение, фактически дарующее жизнь для стрит-фотографии, — это правило, что не требуется согласия на изображение, полученное при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

Действительно, и в Европе, и в России общепризнано, что в публичных местах фотографировать можно без всяких специальных разрешений. Тем не менее, такое, на первый взгляд, всесторонне дружелюбное для фотографов правило тоже может таить некоторые угрозы. Во-первых, как правило, в законодательстве не раскрывается понятие «публичное место». Вот и российское законодательство перечисляет лишь некоторые примеры. В зарубежной доктрине отмечается, что в качестве критерия публичных мест можно использовать правило свободного входа без оплаты и дополнительного разрешения. Однако видим, что российский законодатель прямо относит сюда концерты и спортивные соревнования, а вход на такие мероприятия, как правило, не свободный. В общем, требование «публичности» опять-таки будет определяться в каждом конкретном случае. Не стоит также забывать, что ограничения на фотографирование или использование определённой фототехники могут устанавливаться даже в публичных местах. Но главное для фотографа, чтобы помимо «публичности» места был соблюдён критерий, согласно которому изображение лица — не основной объект фотографии. Как поясняется в п. 45 постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25, изображение гражданина на фотографии, сделанной в публичном месте, не будет являться основным объектом использования, если в целом фотоснимок отображает информацию о проведенном публичном мероприятии, на котором он был сделан.

Не стоит фотографам забывать и о свободе панорамы и ее границах (например, подробнее об этом см. обсуждение ), а также необходимо учитывать возможные препятствия в случае, если на фотографии запечатлены объекты интеллектуальной собственности. А ведь это в ряде случаев это могут быть одежда или аксессуары, которые попадают на фотографии вместе с их владельцами. Но данные вопросы, хоть и являются, без сомнения, крайне интересными, выходят за пределы этой заметки и остаются Колобку для дальнейшего рассмотрения)

https://digital-photography-school.com/a-common-misconception-about-street-photography-just-take-photos-of-people-walking/

Итоги

К чему же пришёл Колобок, изучая интересный, но непростой, вопрос о правовых аспектах стрит-фотографии? Во-первых, к облегчению всех фотографов, стрит-фотография как творческое направление, безусловно, абсолютна законна, а права фотографов на создание своих шедевров вполне охватываются свободой творчества, свободой самовыражения и свободой слова. Во-вторых, новости менее радостные для фотографов — право на свободу творчества подлежит ограничению и не должно нарушать права и законные интересы других лиц: право на неприкосновенность частной жизни, право на защиту персональных данных, право на собственное изображение, право быть забытым и другие. И здесь для достижения баланса интересов существует целый ряд законодательных положений, в том числе и предусматриваемыми новым европейским Регламентом (GDPR). Действительно, бесспорно, что данный акт направлен на усиление охраны прав субъектов персональных данных и предусматривает целый ряд требований к обработке персональных данных, что не может не затрагивать деятельность фотографов в целом и стрит-фотографов в частности. Но, очевидно, что не надо впадать в панику из-за скорого вступления в силу данного документа, ведь GDPR вполне тщательно продуман и по большей мере отражает уже сложившиеся ранее подходы к достижению баланса между правом на защиту персональных данных и иными правами и законными интересами (в том числе, предусматривает исключения из общего правила, освобождая от получения согласия от субъекта персональных данных (в нашем случае любого лица, изображённого на фотографии), если обработка персональных данных осуществляется в творческих или художественных целях, а также в рамках журналисткой деятельности).

P . S . Колобок от всего сердца благодарит Марину Александровну Рожкову за идею и вдохновение)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector