Частные видеокамеры на дорогах законно ли это

Откуда взялись частные камеры на дорогах, сколько владельцы получают с каждого нарушения, почему они стоят без предупреждающих знаков и чем рискуют.

Уходящее лето запомнится автомобилистам огромным количеством новых камер на дорогах. Системы видеофиксации удивили дачников, появившись даже в маленьких населенных пунктах и на локальных дорогах, причем львиную долю камер составили мобильные комплексы, установкой и обслуживанием которых занимаются частные компании. Однако такие комплексы являются законными, а места их установки в обязательном порядке согласовываются.

ГИБДД не занимается установкой камер, неоднократно заявлял глава Госавтоинспекции Михаил Черников. По его словам, еще пять лет назад все комплексы видеофиксации в России были переданы на балансы регионов. По закону, частная компания может заключить госконтракт с регионом, за свой счет установить камеры и получать фиксированную сумму с каждого выписанного штрафа.

В Подмосковье помимо комплексов государственного Центра безопасности дорожного движения работают камеры, обслуживающиеся компанией «МВС Груп». Несколько лет назад она заключила с правительством Московской области концессионное соглашение и стала самым крупным эксплуатантом камер в регионе. В течение 2018 г. общее число камер в Подмосковье должно достигнуть 20 тыс. — как стационарных, так и мобильных.

Аутсорсинг мобильных комплексов фиксации нарушений — мировая практика, объясняет автоэксперт и партнер агентства «Автостат» Игорь Моржаретто. По его словам, далеко не каждый регион может содержать на балансе такие комплексы, а истории о частниках, купивших или взявших в аренду одну камеру — вообще миф.

«Учитывая стоимость треноги, затраты на обслуживание и отправку постановлений о штрафе нарушителю, простой гражданин вряд ли сможет себе позволить такой бизнес», — уточняет Моржаретто. Например, самый распространенный фоторадар «Крис-П» в комплекте с мобильным постом и блоком передачи данных в сумме стоит около 700 тыс. рублей. А стоимость более новых устройство типа «Кордон» доходит до 2 млн руб. в зависимости от комплектации.

С каждого штрафа владелец камеры получает фиксированную премию вне зависимости от его размера. В Подмосковье эта сумма составляет 233 рубля. Средняя сумма оплачиваемого штрафа с учетом 50-процентной скидки составляет 340 руб., то есть в бюджет региона попадает чуть более 100 рублей.

В день подмосковный Центр безопасности движения фиксирует от 50 до 70 тыс. нарушений. Заместитель директора центра Виктор Марков в интервью НТВ рассказал, что результатами доволен, поскольку аварийность на дорогах Подмосковья снизилась более, чем на 10%. От штрафов обслуживающая организация получает более 11 млн руб. в день, существенная часть которых идет на содержание камер и персонала. В итоге, по официальным данным, главный подмосковный оператор камер за полгода заработал «всего» 250 млн рублей.

С другой стороны, те же камеры без затрат государства пополняют бюджет области ежедневно примерно на 5 млн рублей. Доходит до того, говорит Игорь Моржаретто, что эти деньги заранее закладываются в бюджеты, что неправильно.Подробнее на Autonews

«С одной стороны, количество ДТП уменьшается в частности потому, что появились камеры. С другой стороны, в регионах штрафы становятся статьями пополнения бюджета, который теперь зависит от числа нарушителей», — возмущается эксперт, добавляя, что уже есть законопроект об отправке собранных штрафов только в дорожные фонды, а не местные бюджеты.

Как они работают

Еще один миф — маскировка радаров ради увеличения заработков. Место установки каждой мобильной камеры должно быть утверждено начальником ГИБДД района, объясняет автоюрист Сергей Смирнов, и это, как правило, наиболее аварийные участки дорог. Прятать камеры запрещается, как и ставить их за перегибами дорог или в поворотах.

Читать дальше  Характеристика на ребенка к психиатру образец

Согласно инструкции по эксплуатации, радар может контролировать прямолинейный участок дороги длиной 50–60 метров. Та же инструкция регламентирует максимально допустимое расстояние от датчика камеры до проезжей части: до 5 м для контроля 3–4 полосы дороги, до 9 м — для 2–3 полосы, до 13 м — для 1–2 полосы и до 17 м — для контроля 1 полосы. При этом до края первой полосы должно быть не менее 3 м, а угол поворота камеры к дороге настраивается по специальной линии ориентира, которая должна проходить параллельно кромке дороги.

У каждого оператора должно быть свидетельство о поверке камеры и документ с визой руководителя местного подразделения ГИБДД, в котором утверждается место размещения камеры.

Ранее депутат Госдумы Александр Старовойтов внёс предложение об обязательной установке предупреждающих знаков даже перед мобильными комплексами видеофиксации, но пока места установки камер на треногах не обозначаются знаками и часто становятся для водителей полной неожиданностью. Административный регламент МВД России тоже не требует обязательного уведомления водителей о местах размещения средств автоматической фиксации.

С другой стороны, статья 8.23 ПДД требует применения знака «Видеофиксация» для устройств, работающих в автоматическом режиме и имеющих функции фотосъемки или видеозаписи. Но противоречия нет, объясняет автоюрист Сергей Смирнов, поскольку ПДД описывает определенные виды дорожных знаков, но не говорит, как и с чем они применяются. А правила применения дорожных знаков определяются ГОСТами.

Именно поэтому требование о предупреждающей табличке распространяется исключительно на стационарные комплексы. «Табличка должна быть, но в правилах применения дорожных знаков эта табличка обязательна только при работе стационарных комплексов автоматической фиксации. До тех пор, пока не будет просто прописано «при работе комплексов видеофиксации», все не стационарное не требует табличек», — объясняет юрист.

Какие радары бывают

Помимо мобильных комплексов, смонтированных в фургонах, в России используется несколько типов переносных камер на треногах. Изначально на дорогах применялись комплексы «Арена», сейчас самыми распространенными являются аппараты «Крис-П» производства компании «Симикон». Они могут работать в обе стороны при любой освещенности, а помимо скорости умеют фиксировать движение по автобусной полосе и проверять номера по базам розыска транспортных средств.

На данный момент «Крис-П» снят с производства, а более новый комплекс «Кордон-М» той же компании умеет также фиксировать движение по обочине и выезд на встречную полосу. Такая камера распознает номерные знаки разных стран мира, включая двустрочные, собирает статистику интенсивности потока, хранит видеоролики по каждому нарушению, может вести видеотрансляцию и передавать данные на серверы центров обработки данных. А вариация «Кордон-Темп» также может фиксировать превышение средней скорости на участке дороги длиной 200 метров.

Фоторадар устанавливается на треноге, а в салоне патрульного автомобиля работает мобильный пост (ноутбук с модулем управления), который получает информацию по проводам или радиоканалу на расстоянии до 1,5 километров. Кроме того, радар может работать и полностью автономно, записывая данные на съемный накопитель.

Если фургоны государственного Центра безопасности дорожного движения с фирменной символикой выглядят вполне официально, то переносные радары на треногах, рядом с которыми обычно стоят частные автомобили, часто вызывают агрессию водителей. Автомобилисты ломают камеры и даже нападают на операторов, которые, по устоявшемуся мнению, могут быть лично заинтересованы в собирании штрафов, а не профилактике нарушений.

Игорь Моржаретто сравнивает деятельность таких активистов с действиями британских дорожных хулиганов и предупреждает о возможных последствиях. Повреждения камер попадают под статью 167 УК РФ, которая предусматривает штраф в размере до 40 тыс. руб., обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до 1 года, либо лишение свободы на срок до 2 лет. Кроме того, виновнику придется возмещать стоимость поврежденной камеры.

Читать дальше  Почему перестал крутиться счетчик горячей воды

Депутаты внесли в Госдуму законопроект, запрещающий эксплуатацию частных комплексов фиксации нарушений ПДД.

Законопроектом предлагается разрешить правительству РФ устанавливать требования к камерам фиксации нарушений ПДД, а также к местам их установки. Соответствующие изменения предложено внести в статью 2.6.1 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП).

Правило о полном отказе от частных камер является одной из инициатив: согласно документу, все комплексы фото- и видеофиксации нарушений должны находиться в собственности властей. Сегодня ими могут владеть в том числе негосударственные организации и индивидуальные предприниматели.

Считается, что «частники» порой злоупотребляют своими возможностями и устанавливают камеры не на аварийных участках, а там, где водители чаще всего допускают незначительные нарушения, например, небольшое превышение скорости.

«Многие недобросовестные владельцы в целях увеличения количества выявленных административных правонарушений некорректно устанавливают камеры видеофиксации по отношению к дороге либо искусственно увеличивают показатель погрешности, чем существенно нарушают права собственников (владельцев) транспортных средств», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Правительство обратило внимание на проблему в феврале 2019 года, когда вице-премьер Максим Акимов заявил о необходимости пересмотра существующих схем установки камер фотовидеофиксации. В частности, речь шла об отказе от частных подрядчиков. Тогда Акимов назвал дорожные камеры «средствами коммерциализации». В мае проверкой частных камер озадачилась прокуратура. В июне заинтересованность в консолидации права на установку новых дорожных камер проявило дочернее предприятие «Ростеха» и АО «ГЛОНАСС» — компания «ГЛОНАСС БДД».

Думаете, за соблюдением правил дорожного движения следит только государство? Ошибаетесь. Сегодня на дорогах появились системы видеофиксации, установленные частниками.

КАЧАЛКА В БЮДЖЕТ

Камеры — не только профилактика ДТП , но и источник нехилых барышей в бюджет регионов. Москва в 2017 году получила 16,6 млрд. руб. Татарстан — 3 млрд. Подмосковье — 2,4 млрд.

Эти деньги полностью остаются в местной казне. Казалось бы, золотое дно — воткни у каждого поворота по камере, как нефтяную качалку. Вот только стоит она около 2 млн. руб. А еще надо установить, подключить к системе, обслуживать. У регионов денег нет. Но чиновники нашли выход: установку камер поручили частным компаниям, которым отчисляют денежку с каждого поступившего штрафа.

КАК ДЕЛЯТ ДОХОДЫ В ПОДМОСКОВЬЕ

С начала этого года число камер в Московской области выросло в пять раз. Рывок обеспечила частная компания « МВС Групп», установившая 1011 стационарных и 200 передвижных комплексов фиксации. Стоимость проекта — не менее 2 млрд. руб. По условиям соглашения, действующего 12 лет, с каждого оплаченного штрафа «МВС Групп» получит 233 руб. комиссии. С 13-го года оборудование остается в собственности региона, а подрядчик перестает получать отчисления. Как именно распределятся доходы — см. графику «Только цифры».

В других областях, например Тульской, камеры фиксации принадлежат сразу куче небольших компаний или даже индивидуальным предпринимателям. Чем-то напоминает лицензию на рыбалку: право установки оборудования выигрывается на конкурсе, а место установки ловушки определяют власти.

АВАРИЙНО-ХЛЕБНЫЕ МЕСТА

Формально камеры должны ставить на участках с высокой аварийностью (от трех ДТП в течение года). Но реально их втыкают там, где они соберут больше штрафов.

«На Волоколамском шоссе, от бетонки до Дедовска , насчитал 14 камер. Там ехать-то всего 14 километров», — пожаловался в соцсетях москвич Иван Стариков.

«Только вернулся из поездки Москва — Сочи — Москва. Будьте бдительны — частных камер на трассе десятки, больше всего их на участке от Ростова -на- Дону до Краснодара », — предупредил в Фейсбуке Евгений Маслов .

Читать дальше  Работа учителем в сельской местности вакансии

Трасса из Москвы в Ярославль проходит по территории трех регионов. В Подмосковье действует ограничение 90, и сплошняком стоят камеры. Во Владимирской области ограничение 110 (магистраль), и ни одной камеры, хотя трасса та же самая. В Ярославской области ширина дороги падает с четырех до двух полос, качество асфальта снижается, а лимит скорости остается, как в Подмосковье, — 90. При этом, по статистике ГИБДД , аварийность на дороге во всех трех регионах примерно одинаковая. То есть дело не в скорости и камерах.

— Частные компании, устанавливающие камеры, могут манипулировать правилами в своих интересах, — рассказал мне координатор автомобильного движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов. — Достаточно самим инсценировать три мелких ДТП в одном и том же месте, чтобы оно попало в разряд аварийных. Потом чиновники разрешают поставить там камеру, и деньги начинают капать.

КАМЕРЫ НЕ ПАНАЦЕЯ

Владимир Путин дал команду: к 2024 году смертность на дорогах должна снизиться в 3,5 раза, а к 2030-му и вовсе устремиться к нулю. Чиновники взяли под козырек и бросились наращивать число камер: не получится выполнить команду президента, так хоть бюджет пополнится.

При этом эффективность камер остается под вопросом.

«В местах с невысокой интенсивностью движения после установки комплекса видеофиксации количество нарушений со временем снижается на 20 — 30%. А там, где интенсивность высокая и много транзитного транспорта, количество нарушений, как правило, остается на том же уровне», — заявили « КП » в минтрансе Московской области.

То есть на больших дорогах, где обычно и штрафуют, установка камеры не дает эффекта! А в других местах 70% водителей продолжают нарушать и под камерами.

Одной видеофиксацией смертность на дорогах не снизить. Возьмем шведскую программу нулевой аварийности Vision Zero. Наибольший эффект дало строительство дорог типа «2+1». Когда рядность полос трехполосной дороги чередуется каждые несколько километров. Водителю не надо выезжать на встречку для обгона — достаточно подождать расширения со своей стороны.

Безопасные пешеходные переходы, выделенные не только разметкой, но и подсветкой, лежачими полицейскими, снизили аварийность вдвое.

А КАК В МОСКВЕ?

Столичные камеры либо принадлежат городу, либо взяты в аренду — город тратится на их обслуживание, но и штрафами ни с кем не делится. Как подсчитала Финэкспертиза, в год столичный бюджет получает от них 16,6 млрд. руб. А тратит на обслуживание, по данным Центра организации дорожного движения, всего 1,5 млрд. руб. Чистый доход: 15,1 млрд. руб.

ВОПРОС — РЕБРОМ

Сколько теряем от ДТП?

Нет единой методики оценки стоимости человеческой жизни. Если объединить несколько теорий, то получается, что гибель одного взрослого россиянина на дороге стоит обществу

10 млн. рублей (деньги на воспитание, обучение, недополученный вклад в ВВП и другое).

В 2017 году на дорогах страны погибли 19 тысяч человек. Это потеря 190 млрд. рублей. При этом водители заплатили за нарушение ПДД 70 млрд. рублей штрафов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как оспорить штраф ГИБДД с камеры

В вашем почтовом ящике оказалось штрафное постановление? Не спешите его оплачивать. Ваш штраф ГИБДД с камеры еще можно оспорить. Мы расскажем, как оспорить правильно (подробности)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector